На главную.
Убийства.

Джек - Потрошитель : историко - документальные версии преступлений .


стр . 6



     Полиция еще шла мелким бреднем по Уайтчепелу, рассчитывая найти подозрительного человека, соответствовавшего предположительному описанию преступника, как около трех часов ночи поступила новая важная информация - была найдена надпись на стене, оставленная преступником. Старший инспектор Джозеф Чандлер вместе со своими детективами помчался на Гоулстон-стрит, где их встретил констебль Альфред Лонг, сообщивший следующее : в ходе осмотра улиц и дворов Уайтчепела он в 2.55 ночи обнаружил на тротуаре окровавленный кожаный передник. Прямо над ним, на высоте человеческого лица, на закопченой кирпичной стене была сделана мелом следующая надпись : "Евреи - люди, которые не будут ни в чем обвинены" ( "The juwes are the men that will not be blamed for nothing" ). Кровь на переднике была свежей, не было почти никаких сомнений в том, что этой вещью воспользовался убийца. Соответственно, вполне логичным казалось то, что и к надписи на стене преступник имеет прямое отношение, но ... Но это решительно ничего не означало.

рис. 7 : Надпись на стене дома по Гоулстон-стрит, скопированная по приказу старшего инспектора Чандлера.


     В самом деле, если убийца был евреем, то надпись м. б. сделана им в знак демонстрации собственного превосходства над англичанами и английским обществом, которое он мог считать чужим и враждебным. Но если убийца евреем не был, то подобную надпись он мог оставить для того, чтобы навести сыщиков на ложный след. Версии о том, что "убийца из Уайтчепела"- местный еврей уже вовсю обсуждались как в прессе, так и местными жителями. И вне всякого сомнения, убийца слышал об этих пересудах.
     Надпись на стене смутила старшего инспектора Джозефа Чандлера. Он велел ее скопировать в натуральную величину, а сам поспешил написать обстоятельное письмо руководителю полиции Метрополии сэру Чарлзу Уоррену, в котором попросил дать необходимые распоряжения о дальнейшей судьбе надписи на Гоулстон-стрит.
     Глава полиции был разбужен 30 сентяброя 1888 г. задолго до рассвета. Впрочем, события в Уайтчепеле были экртаординарны и вполне оправдывали подобное нарушение графика сэра Уоррена. Вопрос о судьбе настенной надписи был столь непрост, что старшего инспектора Чандлера можно было простить за смелое нарушение субординации. Уже преступления "Красного Передника" послужили поводом для беспокойства политических руководителей Англии в силу роста антиеврейских настроений в Ист-энде. Эти настроения еще более усилились, когда общественность узнала о том, что "убийца из Уайтчепела" скорее всего является евреем. Стремясь предотвратить антиеврейские выступления член Палаты общин английскогь парламента Сэмюэль Монтагу - еврей по национальности - предложил учредить денежный фонд для премирования лиц, сообщающих информацию об "убийце из Уайтчепела". Напомним, что министр внутренних дел Великобритании Генри Меттьюс после убийства Марты Тэбрем официально отказал в выделении средств на оплату "общественных информаторов". Следует признать, что еврей-парламентарий Сэмюэль Монтагу оказался мудрее господина министра ; Монтагу продемонстрировал готовность английских евреев сотрудничать с властями и их заинтересованность в установлении истины. Его предложение получило широкую огласку и было прокомментировано политиками самого разного толка. Премиальный фонд был создан, в него внесли пожертвования известные в Англии люди и это способствовало устранению межрасовой напряженности. Теперь же появление надписи на стене было способно разрушить достигнутое общественное умиротворение и спровоцировать шовинистические выходки.
     Принимая во внимание все эти обстоятельства, старший инспектор Чандлер самоустранился от принятия решения о судьбе надписи. Сэр Уоррен, получив его письмо с описанием событий ночи на 30 сентября, распорядился надпись уничтожить не дожидаясь утра. Впоследствии ему не раз пеняли этим приказом, но глава полиции Метрополии всегда объяснял принятое решение стремлением поддержать спокойствие в обществе. Надпись была затерта так скоро, что полиция даже не успела ее сфотографировать ; осталась лишь ее копия, сделанная путем наложения бумаги поверх надписи ( как это делают археологи при копировании настенных рисунков ).
     Личности новых жертв "убийцы из Уайтчепела" были установлены достаточно быстро. Поскольку весть о новых преступлениях негодяя прозвучала главной сенсацией дня, жители района устроили настоящее паломничество в полицейское управление. Уже к обеду детективы распологали исчерпывающей информацией о погибших.
     Первую жертву ( ее тело было найдено на Бернер-стрит ) звали Элизабет Страйд. Она родилась в 1843 г. в Швеции, где вышла замуж за английского моряка. При переезде в Великобританию муж и двое детей Элизабет погибли в кораблекрушении. Женщина представила бумаги, доказывавшие это, и получала с 1878 г. пенсию от Шведской церкви в Лондоне.

рис. 8 : посмертная фотография Элизабет Страйд.

Полицейская проверка, впрочем, довольно быстро установила, что к гибели парохода "Принцесс Элис" ни Элизабет Страйд, ни ее семья отношения не имели. Джон Страйд умер от алкоголизма, а детей эта супружеская чета не имела. Получение пенсии следовало признать циничным мошенничеством. Элизабет зарабатывала на жизнь шитьем и уборкой, но не брезговала и проституцией. На панели ее кличка была "Длинная Лиз". С 1885 г. Элизабет Страйд сожительствовала с чернорабочим Майклом Киднеем. По его словам сожительница покинула дом ранним вечером 29 сентября.
     Свидетель Уильям Маршалл сообщил полицейским, что примерно за четверть часа до полуночи ( т. е. в 23.45 ) он видел из окна своей комнаты в доме N 64 по Бернер-стрит как Элизабет Страйд разговаривала с коренастым мужчиной, чей рост составлял около 1,65 м. Мужчина был одет как клерк и говорил "как образованный человек". Самого разговора, впрочем, Маршалл вспомнить не смог, поскольку, видимо, он его и не расслышал, но в его показаниях важно было то, что незнакомец по меркам Уайтчепела выглядел достаточно интеллигентно.
     Помимо Маршалла погибшую видели в ту ночь и еще некоторые свидетели. Среди них был констебль Уильям Смит ; произошло это в 0.35 30 сентября на Бернер-стрит. Элизабет разговаривала с мужчиной средних лет, ростом 1,67-1,7 м., имевшим темные волосы и усы. Мужчина был одет прилично - в черном пальто с воротником "шали" и шляпе. Полицейский отметил белые манжеты и воротничок рубашки неизвестного. В руках мужчина держал довольно крупный бумажный пакет.
     В 0.45 на пересечении Бернер-стрит и Файрклауд Элизабет Страйд в компании с малорослым незнакомцем увидел еще другой свидетель - Джеймс Браун. Этот знал погибшую довольно хорошо, поскольку был ее соседом по дому. Он заинтересовался происходящим и какое-то время шел за Страйд и незнакомым мужчиной. Брауну удалось подслушать слова Элизабет : "Не сегодня, в любую другую ночь". Очевидно, женщина за несколько минут до своей смерти отказала какому-то из своих потенциальных клиентов. Браун описал собеседника Страйд как мужчину ростом 1,67 м. в темном длинном пальто.
     Наконец, еще один важный свидетель - Израэль Шварц - сообщил детективу Свенсону - о том, что почти в то же самое время ( т. е. в 0.45 ) он увидел сцену, которая его встревожила. В самом начале Бернер-стрит разговаривали мужчина и женщина и когда мужчина попытался силой увлечь женщину в тень от зданя, та оказала сопротивление. Мужчина в раздражении толкнул ее на тротуар. Женщина упала и закричала. Всего она вскрикнула 3 раза и этого оказалось достаточно для того, чтобы обратить агрессивного кавалера в бегство. Тот перебежал на другую сторону улицы и заговорил с поджидавшим его там другом. Мужчины скорым шагом пошли по Бернер-стрит, но заметив, что за ними на некотором расстоянии следует Шварц, побежали и скрылись под железнодорожным виадуком. Там было совсем темно и Израэль Шварц побоялся последовать за подозрительными типами.
    

.

Песок истринский районДоставим песок в Истру и район уже сегодня!russtroy.net