На главную.
Серийные убийцы. Загадки без ответов.

Флорентийский Монстр. Просто Монстр.
( интернет-версия* )

©А.И.Ракитин, 2011-2012 гг.
©"Загадочные преступления прошлого", 2011-2012 гг.

Страницы :    (1)       (2)       (3)       (4)       (5)       (6)       (7)       (8)       (9)       (10)       (11)       (12)       (13)       (14)       (15)       (16)       (17)       (18)       (19)       (20)

стр. 12


     Всё было, вроде бы, хорошо. Пачиани сидел на нарах, шум, вызванный процессом, очень быстро сошёл на "нет" и ничто, казалось, не предвещало неожиданных зигзагов расследования. Ведь и расследования уже никакого не было!


     Между тем, на подходе были события по-настоящему феерические.
     И связаны они оказались с маленькой, хрупкой, тихой и незаметной католической монахиней Анной-Марией Мацарри (Anna Maria Mazarri). Эта женщина очень близко приняла к сердцу судьбу осуждённого Пьетро Пачиани и стала навещать его в тюрьме. По мере того, как между ней и Пачиани укреплялись доверительные отношения, монахиня всё сильнее и сильнее убеждалась в полной невиновности человека, объявленного "Монстром". Тихая монахиня очень постаралсь расшевелить средства массовой информации и подтолкнуть их к активной критике как полицейского расследования, так и судебного процесса. Пачиани же незаметно и как-то само собой сделался образчиком невинного страдальца. Присутствие строгой католической монахини рядом с осужденным придало его образу добропорядочность и респектабельность и заставило всех быстро позабыть, что Пьетро был сексуальным садистом и вообще на редкость малосимпатичной личностью.

  
Анна-Мария Мацарри воистину явилась ангелом-хранителем Пьетро Пачиани. Трудно переоценить то, что эта хрупкая тихая монахиня сделала для него - она вновь подарила ему свободу.


     Анна-Мария привлекла к защите Пачиани многих примечательных людей, как специалистов в узкоспециализированных областях, так и просто популярных и широко известных. Монахиня без специального образования оказалась лучшим юристом, чем все его адвокаты, вместе взятые. Точнее, не юристом, а пропагандистом.
     Прежде всего, приглашённые ею судебные медики отыскали массу серьёзнейших огрехов в судебно-медицинской экспертизе тел погибших французских туристов (подчеркнём, что всё обвинение Пачиани строилось именно на доказательстве его участия в убийстве Надин Мориот и Жана-Мишеля Кравеишвили). Так, например, в желудках погибших была обнаружена непереваренная паста с кроликом, что свидетельствовало о том, что туристы погибли не позднее четырёх часов с момента, когда они ели это блюдо. Как выяснила Мацарри, пасту с кроликом Мориот и Кравеишвили заказывали в ресторане субботним вечером 7 сентября 1985 г. Следовательно, парочка погибла не вечером воскресенья 8 сентября, а сутками ранее. А на 7 сентября, напомним, Пьетро Пачиани имел "железное" alibi - он присутствовал на сельском празднике, где его видели многие десятки людей.
     Конечно, можно было допустить, что пасту с кроликом Надин приготовила следующим вечером на поляне в лесу Сан-Кассиано. Могут же туристы заниматься приготовлением пищи для самих себя? Теоретически, да, могут, но из материалов уголовного дела следовало, что ничем подобным погибшие не занимались - никаких следов приготовления горячей пищи на костре или с использованием печки протокол осмотра места преступления не зафиксировал. Так что паста с кроликом, скорее всего, была именно субботней. А раз так, то время совершения преступления неумолимо передвигалось на сутки раньше.
     Дальше - больше...
     Тихая монахиня узнала, что тела французских туристов не просто подверглись сильным посмертным изменениям - они прямо-таки кишели белыми червями. Один из полицейских, видевший трупы собственными глазами, сравнил этих червей с "белыми окурками". Проконсультировавшись с криминалистами, Анна-Мария узнала, что подобное развитие личинок разрушителей трупов никак не может соответствовать первым суткам с момента наступления смерти. И это открытие также явилось весомым аргументом в пользу того, что убивали Надин Мориот И Жана-Мишеля Кравеишвили никак не воскресным вечером.
     Связавшись с родственниками погибших, Анна-Мария Мацарри узнала, что дочка Надин Мориот пропустила начало учебного года в школе и в первый раз должна была отправиться на занятия в понедельник, 9 сентября 1985 г. Надин очень хотела проводить дочку в школу и планировала возвратиться домой до понедельника. А это значило, что Надин и Жан-Мишель никак не могли остановиться в воскресенье с ночёвкой в лесу Сан-Кассиано - в это время они должны были быть уже далеко на французской территории. Зато всё становилось на свои места, если допустить, что парочка поставила палатку на поляне вечером в субботу 7 сентября, чтобы утром в воскресенье пуститься в обратный путь - тогда Надин успевала вернуться домой как раз во время.
     В общем, тихая и незаметная монахиня показала себя отменным частным детективом. Её выступления в телевизионных передачах и интервью с рассказами о вновь открывающихся деталях убийства французских туристов вернули интерес общественности к истории "Флорентийского Монстра" и судьбе Пьетро Пачиани. Через полгода после вынесения ему приговора мало кто из жителей Италии верил в его виновность. Голоса с требованием пересмотра дела и исправления судебной ошибки стали раздаваться всё чаще и громче.
     В этой ситуации руководство правоохранительными органами Тосканы стало готовить ответные меры. Пока невидимая для окружающих работа протекала в нескольких направлениях.
     Прежде всего, предстоящему натиску адвокатов Пачиани и его сторонников, которые неизбежно потребуют в какой-то момент пересмотра обвинительного приговора, надлежало противопоставить некую организованную структуру, способную должным образом им противостоять. Так в 1995 г. родилась идея воссоздания целевой группы САМ, которая совсем недавно так "успешно" изловила "Флорентийского Монстра". Разумеется, под старым названием группу восстанавливать было никак нельзя - это значило превратиться в посмешище всех средств массовой информации. Поэтому новую реинкарнацию "Группы Анти-Монстро" (САМ) назвали совсем иначе, вычурно и строго - "Gruppo Investigativo Delitti Seriali" (GIDS или по-русски "ГИДЕС" - "Группа по расследованию серийных убийств"). Официально "Флорентийский Монстр" ни в каком виде не фигурировал в качестве цели ГИДЕС, ведь формально он уже считался разоблачён, но подспудно именно продолжение расследования в отношении преступлений "Монстра" служило одной из основных причин формирования группы. Личный состав спецгруппы был подобран только из полицейских, карабинеров было решено ни под каким видом не привлекать к предстоящей работе. Возглавил ГИДЕС в октябре 1995 г. главный инспектор Микеле Джуттари, нестарый ещё (1950 года рождения) и весьма энергичный полицейский с большим опытом оперативной работы, инициативный и упрямый, до того на протяжении двух лет возглавлявший подразделение уголовного розыска, ориентированное на борьбу с организованной преступностью, а затем некоторое время руководившим всем уголовным розыском округа Тоскана. Как увидим, упрямство Джуттари и его склонность решать проблемы разного рода негласными способами нашли весьма своеобразное отражение в деятельности специальной группы.

  
С личностью главного инспектора уголовной полиции Микеле Джуттари связан новый виток расследования преступлений "Флорентийского Монстра". Точнее говоря, несколько витков, с каждым из которых градус безумия ревностных правоохранителей только возрастал. Не зря ведь родилось замечательное присловие, хорошо известное в узких кругах : "Хороший следак всегда знает, когда надо остановиться..." Джуттари этой мудрости не следовал никогда. Здравый смысл тосканских полицейских, карабинеров, прокуроров и судей в значительной степени оказался парализован необыкновенной энергией и харизмой личности главного инспектора - будь на его месте кто-то другой, расследование остановилось бы намного раньше и не забрело бы в те дебри, куда его завёл Джуттари. Но этот человек воистину был талантлив во всём - даже в своих заблуждениях и творимых глупостях. Он нравился женщинам, он нравился мужчинам, начальникам, подчинённым, журналистам, судьям... С позором выгнанный из полиции, Микеле Джуттари показал всему миру, как он умеет держать удар и... стал плодовитым и популярным писателем. Только в 2010-2011 г. он анонсировал три новых книги, а всего же им опубликовано уже девять документальных книг на криминальные темы. Он популярен, его издают и переиздают по обе стороны океана. Такой вот он - борец с ветряными мельницами, "Монстарми" и тайными обществами... Слева: Микеле Джуттари в Нью-Йорке, снимок 2007 г. Справа: Джуттари во время встречи с читателями весной 2011 г.


     Поскольку сторонники невиновности Пачиани указывали на преклонный возраст и плохое состояние здоровья осуждённого, этот довод надлежало как-то парировать. Так родилась и постепенно оформилась идея совместного участия в убийствах "Флорентийского Монстра" нескольких человек. Во время многолетнего расследования и даже во время суда над Пачиани никому не приходило в голову доказывать, будто убийства "Монстра" совершаются группой лиц, но... уже в 1995 г. взгляд на это поменялся. По крайней мере в двух эпизодах серийный убийца в хорошем темпе преследовал свои жертвы и теперь обвинители Пачиани могли легко парировать любые указания на подобные логические нестыковки: пусть у Пачиани астма, коронарное шунтирование сердца и болезнь позвоночника - ему вовсе незачем было бегать за своей жертвой лично, преследованием занимался его напарник! Надо было только отыскать персонаж, который сгодился бы на роль напарника "Флорентийского Монстра". И полиция Тосканы, а потом и группа ГИДЕС деятельно принялись за выполнение этого ответственного задания.

     Попутно с поисками быстроногого дружка серийного убийцы в полиции и прокуратуре Тосканы стала вызревать глубокая мысль о существовании скрытого центра, мотивировавшего "Флорентийского Монстра" совершать его чудовищные преступления. К середине 80-х гг. прошлого века, когда этот преступник вошёл в самую активную фазу своей деятельности, Пачиани был уже, мягко выражаясь, староват. В 1980 г. ему исполнилось 55 лет - это уже многовато для того, чтобы человек открыл в себе удивительную склонность не спать по ночам и бегать с пистолетом наперевес за влюблёнными парочками! В середине 90-х гг. криминальная психология уже достаточно полно представляла и описывала тот механизм, который "запускал" активность серийных преступников и напрямую связывала его с психосексуальным статусом потенциального преступника (высокая потребность в сексе, отсутствие возможности реализации этой потребости общеприемлемым способом, сниженная степень самоконтроля, врождённые отклонения и родовые травмы, употребление алкоголя и пр.). Начало преступного пути серийного убийцы укладывается в довольно жёсткие возрастные рамки и в биографии такого человека почти всегда присутствуют вполне определённые психотравмирующие факторы (события). Ни того, ни другого в биографии Пачиани не наблюдалось. Да, он был сексуальным садистом, но таковых людей миллионы, но лишь единицы из них превращаются в серийных убийц.
     И вот для того, чтобы как-то объяснить метаморфозу странного перерождения немолодого уже человека в серийного убийцу, родилась идея его "внешней мотивации". Со временем она оформилась в версию подкупа "Флорентийского Монстра" (или его найма за деньги, если выражаться точнее), согласно которой "Монстр" совершал свои преступления не потому, что он испытывал в этом внутреннюю потребность для снятия растущей фрустрации, а потому лишь, что ему за это платили.
     Этот очень изящный логический ход позволял отбить массу доводов, приводимых защитниками Пачиани в качестве косвенных свидетельств его невиновности. И если Пачиани мало походил на серийного убийцу, то потому лишь, что таковым не являлся по своей внутренней природе! Он был наёмным киллером, которого долгое время принимали за серийного убийцу! Вот как..!
     Дело было за малым - найти такого заказчика. Это было совершенно новое направление расследования, до которого полицейские и карабинеры не могли додуматься на протяжении всех 80-х и первой половины 90-х гг.
     Тут на помощь тосканским правоохранителям пришла совершенно феерическая персона, которая своим присутствием омрачила всю дальнейшую работу по расследованию преступлений "Флорентийского Монстра". Речь идёт о Габриэлле Карлицци, экзальтированной женщине из Рима с явно шизоидными чертами поведения. Будучи филологом по образованию, она в зависомости от ситуации представлялась то историком, то археологом, то криминалистом, имела веб-ресурс, на котором собирала всевозможные материалы, разоблачающие существование "мирового заговора". В какой-то момент от сбора статей и перепечатывания чужих публикаций, Габриэлла перешла к самостоятельному творчеству, изобличавшему различные аспекты деятельности "тайного мирового центра силы". Карлицци являлась убеждённым конспирологом, но её воззрения были довольно необычны. Если для традиционных конспирологических версий характерно разоблачение "сионистского", "масонского", "ваххабитского", "католико-папистского", "кремлёвско-большевистского" заговоров в качестве скрытых движущих сил мировой истории, то Габриэлла твёрдо верила в существование рыцарского "Ордена Красной розы", ведущего борьбу за мировое господство. Орден, по её мнению, являлся сатанинским, практиковал соответствующую обрядность, и "Флорентийский Монстр" именно для этой организации вырезал своим жертвам вагины и левую грудь... Многие, конечно, удивились бы, узнав, что в конце 20-го столетия именно Италия была мировым центром политической силы, а не США, СССР или, скажем, Великобритания, но сама Габриэлла ничего смешного в своих писаниях не находила. Попытка проследить интернет-активность этой дамочки показала, что она только после 2000 г. создала, а потом добровольно уничтожила по меньшей мере шесть ресурсов, на которых размещала свои изыскания (это указывает на определённую цикличность смены настроений и само по себе служит для психиатра весьма красноречивым свидетельством состояния психического здоровья). Причём творческие потуги госпожи Карлиццы выходили далеко за пределы Флоренции и Тосканы, она бралась комментировать самые разнообразные политические и криминальные события по всему миру. Разумеется, с позиций собственного понимания "теории заговора". Особо следует отметить, что если поначалу Габриэлла занималась сугубо аналитикой, т.е. пыталась разобраться с теми или иными загадками, опираясь на логику (пусть и весьма специфичную), то со временем градус неадекватности её писаний резко возрос. Она открыла в себе таланты экстрасенса, "психотика", познающего мир некими индивидуальными сверхспособностями, и это, безусловно, только подчеркнуло специфичность всех её писаний.

  
Встречайте: Габриэлла Карлиццы! "Как бы плохо вы не думали о ней, вы подумали недостаточно плохо",- не без злобного сарказма однажды отозвался об этой феерической сумасшедшей её многолетний друг, покровитель, а потом непримиримый враг судья Джулиано Мигнини (об этом весьма своеобразном персонаже в нашем очерке будет ещё сказано особо, но в данном случае его мнение не лишено интереса). Габриэллу можно было воспринимать как вменяемого человека до тех пор, пока она писала об истории тайных обществ Европы и Италии. Но после того, как дамочка открыла в себе экстрасенсорные способности и дар прозревать прошлое и будущее, градиент её неадекватности резко пошёл вверх. Можно смеяться над "оттопыренными чакрами" пока они фигурируют в переводах б/у оперупалнамоченного Гоблина, но когда на основании "интуитивных открытий", "прозрений" и "информации с тонких планов" начинает строиться стратегия расследования сложных многоэпизодных преступлений, становится вовсе не до смеха. На протяжении ряда лет Габриэлла Карлиццы консультировала Микеле Джуттари и Джулиано Мигнини по самым важным моментам расследования, проводимого ГИДЕС.


     Заслуживает упоминания и резкая антирелигиозность Карлиццы, которая не раз допускала в своих интернет-"исследованиях" выражения, типа, "католический миф", "католический блеф" и т.п. Впрочем, крайнее неприятие традиционных религий весьма характерно для разного рода мистиков и "экстрасенсов" и психиатр в подобной ярой антирелигиозности также увидит весьма узнаваемый маркер шизоидности.
     На этом следует, пожалуй, остановиться и не угулубляться далее в анализ глубин внутреннего мира этой женщин, тем более, что заочный диагноз вряд ли возможен. Но следует указать лишь, что в середине 90-х гг. прошлого века Габриэлла Карлиццы пока ещё производила впечатление вполне адекватного исследователя и её теории о существовании "Ордена Красной розы" отнюдь не казались бредом сумасшедшей.

     Отлично ориентируясь в итальянской литературе разных эпох, Габриэлла ловко жонглировала цитатами из самых разнообразных литературных и историко-политических источников, доказывая, что удивительный рыцарский орден пережил эпоху Средневековья и ныне действует на нелегальном положении. Его членами являются многие известные итальянские политики, бизнесмены и просто состоятельные люди благородных фамилий. Орден имеет несколько уровней посвящения (как и всякая заговорщическая организация) и лишь узкая прослойка самых высокопоставленных его членов осведомлена о сатанинском культе, практикуемом с целью получения сакрального могущества. Несколько лет спустя после описываемых событий госпожа Карлицци "доказала" в одной из своих статей, что именно "Орден Красной розы" организовал атаку на небоскрёбы Всемирного торгового центра в Нью-Йорке 11 сентября 2001 г. В принципе, почему бы и нет, ведь Дон-Кихот же воевал с ветряными мельницами, правда?
     Впрочем, всё это будет много позже. А в 1995 г. идеи Габриэллы Карлицци нашли неожиданных даже для неё самой почитателей в полиции и прокуратуре Флоренции. Там отыскались люди, готовые слушать занимательную сагу в стиле сказки "Синяя борода" про сатанинский культ и заказчиков для "вырезателей вагин". Но определившись с умозрительным заказчиком - тайным рыцарским орденом, исповедующим сатанизм - надлежало увязать его с уликами и свидетелями, хоть как-то связанными с делом "Флорентийского Монстра" и желательно, самим Пачиани.
    
( на предыдущую страницу )                                                                                               ( на следующую страницу )

eXTReMe Tracker