На главную.
Серийные убийцы. Загадки без ответов.

Флорентийский Монстр. Просто Монстр.
( интернет-версия* )

©А.И.Ракитин, 2011-2012 гг.
©"Загадочные преступления прошлого", 2011-2012 гг.

Страницы :    (1)       (2)       (3)       (4)       (5)       (6)       (7)       (8)       (9)       (10)       (11)       (12)       (13)       (14)       (15)       (16)       (17)       (18)       (19)       (20)

стр. 20 (окончание)


     Помимо публичных заявлений шла, безусловно, и какая-то подковёрная борьба, скрытая от глаз непосвящённых. Кто-то в руководстве правоохранительным сообществом Италии, видимо, прекрасно понял, что арест журналиста явился результатом подстроенной Джуттари провокации. Это обывателям можно рассказывать байки про "рецидивистов, пожелавших открыть журналисту тайну", а профессионалы прекрасно понимают как такие дела обделываются и откуда берутся такие сознательные "рецидивисты". То, что главный инспектор Джуттари свой личный конфликт со Специ превратил чуть ли не в дело национальной важности, по всей видимости, вызвало беспокойство высшего руководства МВД и Прокуратуры. Джуттари создавал проблемы собственному руководству и всё более становился неуправляем, а таких подчинённых никто и нигде терпеть не станет. В общем, ситуация для господина главного инспектора постепенно начинала складываться всё более и более неблагоприятно, хотя в то время об этом мало кто знал.


     28 апреля 2006 г. Марио Специ явился в суд, чтобы дать показания по "собственному" делу. Он был уверен, что санкция на арест будет продлена и ему придётся на неопределённый срок вернуться в тюрьму, однако, произошло невероятное - ордер был отменён и журналисту было разрешено остаться на свободе до суда. Под "судом" понимался процесс по делу "Флорентийского Монстра", на котором обвиняемым должен был предстать Франческо Каламандреи. В роли его соучастника фигурировал Марио Специ, пользуясь отечественными жаргонизмами можно было сказать, что Каламандреи "шёл паровозом", а Специ - "за ним прицепом". Освобождение 28 апреля явилось, конечно, далеко не окончательной победой, но серьёзным шагом на пути к ней.
     Далее события стали развиваться в совершенно неожиданном для всех направлении. В мае 2006 г. оперативная техника, принадлежавшая ГИДЕС, была обнаружена в автомашинах, служебных помещениях и личных аппартаментах высших чиновников администрации Флоренции и руководителей прокуратуры округа Тоскана. Спецтехнику нашли сотрудники Корпуса карабинеров - заклятые друзья итальянской полиции. Разумеется, было возбуждено официальное расследование, призванное пролить свет на то, кто и с какой целью занимался подслушиванием и подсматриванием за неприкасаемыми чиновниками. Само-собой, было небезинтересно узнать, где работают такие чудо-мастера, что умудряются скрытно монтировать "прослушку" не только в автомашине заместителя мэра, но и в джакузи интимной подруги дочери его юридического советника. Финал расследования оказался по настоящему обескураживающим: выяснилось, что спецтехнику монировали оперативники ГИДЕС по прямому указанию Микеле Джуттари, который в один прекрасный момент решил, что сатанисты намного ближе, чем он думал. Его обеспокоенность всеобщим засилием сатанистов всецело разделял прокурор Джулиано Миньини, который попросил Джуттари поставить под "прослушку" заодно и переговоры перуджийских чиновников.
     Скандал получился невероятный. Даже самым непоколебимым сторонникам главного инспектора стало ясно, что логика расследования завела его куда-то очень далеко в сторону от нужного направления. Оба не в меру инициативных правоохранителя - Джуттари и Мигнини - оказались в одночасье отстранены от работы и в отношении обоих были возбуждены служебные расследования. Около трёх недель ГИДЕС по инерции вела свою прежнюю работу без доблестного руководителя, но в конце июня последовало распоряжение распустить группу.
     С лета 2006 г. расследование преступлений "Флорентийского Монстра", формально не закончившееся, распалось на три мало связанных между собой (или лучше сказать, вообще не связанных) направления:
        - расследование виновости Уго Нардуччи (и группы лиц из его окружения) в убийстве в октябре 1985 г. собственного сына Франческо Нардуччи;
        - расследование виновности Франческо Каламандреи в совершении некоторых убийств, приписываемых "Флорентийскому Монстру", а также в убийстве Франческо Нардуччи. В последнем эпизоде в качестве соучастника фигурировал журналист Марио Специ;
        - расследование злоупотреблений властными полномочиями, допущенных главным инспектором полиции Флоренции, главой упразднённой спецгруппы ГИДЕС, Микеле Джуттари и главным прокурором округа Перуджа Джулиано Миньини во время совместной работы по "делу Флорентийского Монстра".
     Надо отметить, что Миньини не долго маялся без работы. Отстранение не продлилось и месяца - летом того же 2006 г. он вернулся к исполнению своих служебных обязанностей, правда, теперь в штате перуджийской прокуратуры появились должности двух помощников окружного прокурора, которые были призваны контролировать душевные порывы своего начальника и вводить их в приемлемое с точки закона русло. Правда, сия предусмотрительность не спасла "мастера разоблачения сакральных убийств" от очередного скандала. На этот раз дело оказалось связано вовсе не с "Флорентийским Монстром", но под чутким руководством Габриэллы Карлиццы, как известно, "ритуальные мотивы" можно обнаружить повсеместно. В ноябре 2007 г. в Перудже была убита английская студентка Мередит Керчер. Первоанчально Габриэлла предполагала, что это снова "мутят воду во пруду" сатанисты из тайной секты "Красного Креста и розы", о чём даже написала в своём интернет-блоге, но затем, опираясь на информацию с "тонких планов", заявила, что Керчер убивали "настоящие ведьмы". В течение более чем двух лет она выдавала на-гора фамилии друзей и подруг погибшей студентки, заявляя, что благодаря своим экстрасенсорным способностям уверена в их виновности. Миньини арестовывал тех людей, на кого указывала Карлиццы, прессовал в тюрьме и тащил в суд. Суд этих людей оправдывал, ибо никаких изобличающих улик в отношении обвиняемых не существовало. Может показаться невероятным, но за 24 месяца расследования Миньини арестовал 23 человека (!), каждый из которых затем выходил на свободу по решению суда. В конце-концов, итальянская пресса начала бить тревогу по поводу такого совершенно невероятного для 21-го столетия стиля работы прокурора. В одной из публикаций Миньини даже издевательски назвали "психиатрической проблемой итальянского правосудия".

  
Джулиано Миньини был метко назван "психиатрической проблемой итальянского правосудия". Это ж каким надо быть мастером своего дела, чтобы из 23 обвинённых в совершении тяжких преступлений лиц, осуждения которых добивался Миньини, судом были оправданы все 23 человека! Но Джулиано, по-видимому, принадлежит к той непробиваемой когорте жизнерадостных дебилов, которых невозможно выбить из седла никакими издёвками, порицанием или критикой. Главный обвинитель Перуджи преодолел все внутренние расследования и суды над самим собой, вышел сухим из воды и поныне упивается властью и всеобщим вниманием прессы.


     В конце-концов и сам прокурор сообразил, что творит что-то непотребное. Он в пух и перья разругался с Габриэллой Карлиццы, заявив, что это именно она сбивала его "с панталыку" и мешала работать. Миньини публично назвал Карлиццы "шарлатанкой, мошенницей и сумасшедшей" и пригрозил посадить её за решётку, если только она не прекратит вмешиваться в порядок "отправления правосудия" (можно было подумать, что она вмешивалась сама по себе). В общем, Джулиано Миньини поступил в духе настоящего законника - переложил вину с больной головы и на том успокоился.
     Так в конце 2009 г. бесславно закончилась многолетняя тёплая дружба "исследовательницы эзотерических сект и традиций" Габриэллы Карлиццы с её закадычным последователем и ревностным поклонником прокурором Перуджи Джулиано Миньини. Последний умудрился выйти сухим из тянувшегося более двух лет судебного разбирательства по обвинению в злоупотреблении властными полномочиями, свалив всю вину на Микеле Джуттари, который-де, вводил прокуратуру Перуджи в заблуждение. Так что Джуттари пришлось распрощаться с полицейской карьерой и сосредоточиться на литературном поприще - это, кстати, получается у него тоже очень неплохо, да и для окружающих безопаснее. На период 2011-2012 гг. господин писатель в стиле "документальый детектив" анонсировал выход не менее трёх новых книг, а общее число изданных нетленных творений превысило десяток. О Джуттари-писателе можно сказать, что он плодовит, талантлив, пишет интересно, но слишком уж завирально. В приниципе, прочитать его книги, посвящённые расследованию преступлений "Флорентийского Монстра", стоит - это занятие особенно интересно для сравнения с тем, как о том же самом написал Марио Специ и Дуглас Престон в своей, переведённом на русский язык, которая так и называется "Флорентийский Монстр" (на субъективный взгляд автора Джуттари читается намного интереснее, кроме того, он даёт больше фактических материалов, но в целом, повторюсь, в его писаниях постоянно ощущается какая-то завиральность и чувство, что он дурит своего читателя).
     Уже в самом конце 2011 г. закончился судебный процесс над Уго Нардуччи, который обвинялся в организации убийства собственного сына и последующем сокрытием факта преступления. Возня вокруг старика, включая время предварительного расследования, растянулась на 10 лет. Удивительно даже, как Нардуччи удалось всё это перенести и остаться в живых. Уго был полностью оправдан.

Уго Нардуччи. Да-да, тот самый масон и член таинственной сатанинской секты "Креста и розы", что повелел убить собственного сына, затем другого, неизвестного человека, затем подменил их тела при прощании, затем снова подменил тела при захоронении, а потом, в конце-концов, ещё раз подменил тела перед эксгумацией. По крайней мере именно в этом его обвиняла сначала спецгруппа ГИДЕС, а после бесславного роспуска спецгруппы - прокуратура округа Перуджа. С 2001 г. по 2011 г. Уго Нардуччи то отправляли в тюрьму, то выпускали на свободу с официальным изъятием паспорта, чтобы не сбежал из страны. Наконец, в конце 2011 г. суд постановил, что все обвинения в адрес Уго Нардуччи не имеют под собой оснований, поскольку не доказан сам факт совершения преступления в отношении его сына.

В этом не последнюю роль сыграла активная позиция его адвоката Франческо Фальчинелли, который сумел доказать, что хотя судебно-медицинская экспертиза трупа Франческо Нардуччи и наводит на мысли об убийстве последнего, о данном событии нельзя говорить как о доказанном факте. Нардуччи-отец и группа его подельников выиграли процесс "вчистую" и были освобождены с формулировкой за "за отсутствием события преступления". Полиция и прокуратура заявили, что не будут добиваться повторного суда.
     Т.о. виновных в убийстве в октябре 1985 г. Франческо Нардуччи нет, поскольку сам факт убийства не доказан. При этом результаты судебно-медицинской экспертизы профессора Джованни Пьеруччи никто не оспаривает и все соглашаются с тем, что смерть молодого врача-гастроэнтеролога носила неестественный характер. Но почему он оказался повешен и как после этого тело его попало в воды озера Тразимено, так и остаётся неясным до сих пор.

     Судебный процесс над Каламандреи и "соучастником" его "преступлений" журналистом Марио Специ открылся во Флоренции 27 сентября 2007 г. К этому моменту все свидетели прокуратуры, способные дать показания против Каламандреи, давно оставили сей лучший из миров - умерли имбецил Пуччи, Джанкарло Лотти, проститутка Гирибелли и сутенёр Галли. Никто из них не успел сказать ничего изобличающего Каламандреи и Специ, по той простой причине, видимо, что умерли они ещё до того, как Джуттари записал обвиняемых в "преступники". Единственным свидетелем, на долю которого выпала тяжкая участь доказать связь Каламандреи с таинственной сектой "сатанистов-убийц", оказался бедолага Марио Ванни. Этого человека действительно жаль - в 80 лет ему пришлось талдычить в суде, путаясь и сбиваясь, заученную речь, повторить которую для его слабого мозга было ой как непросто! Ванни и Каламандреи смотрели друг на друга так, словно увиделись в первый раз - скорее всего так оно и было, ведь в повседневной жизни их разделяла социальная пропасть! Тем не менее, Ванни рассказывал, что бывал на вилле обвиняемого в окрестностях Сан-Касиано, дружил с Каламандреи и даже не раз распивал с ним молодое вино. Поэтому, дескать, тот и привлёк его для выполнения "щекотливых заданий". Впрочем, когда дошло до перекрёстного допроса и адвоката Каламандреи принялся задавать Ванни разного рода уточняющие вопросы - про расположение комнат на вилле обвиняемого, носил ли тот усы в упомянутый период времени, как себя вела жена Каламандреи? - свидетель "поплыл" и резко изменил показания. Он поспешил уточнить, что дружил не с самим Франческо Каламандреи, а его отцом, вино они пили только на кухне и в дом не проходили, и вообще это было аж в 1971 г., т.е. ещё до того, как "Флорентийский Монстр" вышел на свою кровавую охоту. Т.е. Ванни фактически дезавуировал собственное заявление и поражённый его поведением судья с раздражением поинтересовался у стороны обвинения: "Зачем вообще вы привели этого свидетеля в суд?!"

  
Фотографии, сделанные во время судебного процесса над Каламандреи и Специ. Слева: Франческо Каламандреи внимательно выслушивает растянувшиеся на несколько заседаний показания Марио Ванни о том, как они замечательно дружили, вместе пили вино и как он, Каламандреи, приказывал Ванни выслеживать парочки влюблённых туристов. Для последующего убийства, конечно же. Чуть позже, правда, выяснится, что обвиняемый и свидетель вообще не были знакомы и говоря про распитие домашнего молодого вина Ванни, оказывается, имел в виду отца Франческо Каламандреи. И то, видимо, потому только, что последний на момент суда был давно мёртв. Справа: 80-летний Марио Ванни, доставленный из тюрьмы, где он отбывал пожизненный срок за соучастие в преступлениях "Флорентийского Монстра". Нельзя не отметить того, что свидетель производил на редкость жалкое впечатление. Во время дачи показаний он поминутно оглядывался на сидевшего позади него прокурора, словно бы удостоверяясь, правильно ли он себя ведёт? Один из таких взглядов через плечо и "схватил" фотокорреспондент газеты "Ла нацьоне".


     15 марта 2008 г. Специ и Каламандреи были оправданы "вчистую" - "за отсутствием события преступления". Почему Каламандреи обвиняли в собственноручном убийстве французских туристов в лесу Скопети так и осталось загадкой - ни единого довода или улики в пользу этого обвинения в суде не прозвучало. Т.е. обвинить обвинили, а доказательств предъявлять в холде судебного следствия не стали, может, забыли, может, просто отказались от мысли доказать подобное... В общем, судебный процесс получился очень интересный и немного странный, хотя, без сомнения, тяжёлый для обвиняемых.
     Марио Специ, кстати, в конце 2006 г. получил целую серию итальянских и международных журналистских наград - всего более десятка. Там интернациональное братство журналистов отметило его стойкость и перенесённые им испытания. Сейчас Марио Специ считается одним из самых осведомлённых исследователей дела "Флорентийского Монстра", впрочем, как и Микеле Джуттари. Хотя с последним, как нетрудно догадаться журналист является полнейшим антиподом.
     По странной игре случая, ровно год назад погиб тот самый рыбак - Уго Байокко - что 13 октября 1985 г. обнаружил в озере Тразимено труп Франческо Нардуччи. Ничего криминального в смерти 74-летнего рыбака не было, он просто-напросто выпал из своей лодки буквально в 200 м. от берега на глазах большого числа свидетелей, которые, кстати, тут же вызвали карабинеров и "скорую помощь". Произошло это печальное событие 3 марта 2011 г. Байокко умер так, как мог умереть Франческо Нардуччи - от удара о борт лодки он получил подозрительную травму, правда не шеи, а головы, и если бы не свидетели, утверждавшие, что рыбак всё время осатвался в лодке один, его бы гибель также могла послужить поводом для расследования с самыми зловещими выводами.
     "Флоретнийский Монстр" остаётся всё ещё не пойман, а расследование его преступлений - не закрыто. Время от времени флорентийская полиция выуживает какой-нибудь более или менее достоверный в её глазах след и предпринимает маловарзумительные действия, без всякого объяснения внутренней логики поступков и их целесообразности. Эффект всякий раз оказывается нулевым и это, почему-то, не вызывает удивления - след настоящего маньяка давно остыл и вполне вероятно, что его уже вообще нет в живых. Тем не менее, примерно раз в полгода европейские средства массовой информацией балуют читателей очередной бредовой сенсацией, про "новые подвижки в расследовании". Не далее как в 2011 г. эти "подвижки" свелись к тому, что в окрестностях Флоренции были подвергнуты обыску частные владения весьма респектабельных персон - юридического консультанта крупного международного аэрокосмического консорциума и главного психолога итальянской Службы гражданской разведки (SISDE - Servise informace de demokrati, это аналог отечественной СВР - Службы внешней разведки), глубоко законспирированной и не афиширующей себя спецслужбы. Сами владельцы недвижимости были задержаны на 11 часов и подверглись допросу, о результатах которого ничего не сообщалось. Впрочем, как и о результатах обысков. Скорее всего, полиция в очередной раз угодила пальцем в небо, чему давно уже пора перестать удивляться.
     В деле "Флорентийского Монстра", о котором здесь рассказано хотя и полно, но далеко не полностью, более всего поражает даже не характер чудовищных преступлений таинственного маньяка. Как это не прозвучит для обывателя цинично, но с точки зрения криминалистики и криминальной психологии "Монстр" - преступник довольно тривиальный, это глубоко страдающий от психосексуальной травмы фетишист, с серьёзной половой дисфункцией, неспособный к полноценному половому акту с партнёром и потому, скорее всего, импотент или полуимпотент, да и во всём прочем человек довольно убогий. В криминалистической классификации девиаций у него есть своя "полочка" и сам по себе психотип этого урода больших вопросов не вызвает. Его ближайшие аналоги - Альберт Фиш, Эд Гейн, непойманный Джек-Потрошитель. Что действительно поражает в истории бесконечной и безуспешной погони за "Флорентийским Монстром", так это просто фантастическая для 21 века метаморфоза классического уголовного расследования в эпическую борьбу с прямо-таки вселенским злом, принявшим вдруг весьма зримые и материальные формы. Борьба эта под руководством Джуттари и Миньини отдаёт по-настоящему кафкианским безумием, хотя оба главных героя этой борьбы не только не похожи на сумасшедших, но весьма несхожи даже между собой. Просто даже удивительно как столь непохожие люди - порывистый, эмоциональный, острый на язык Джуттари и мрачный, желчный, подозрительный и немногословный Миньини сумели до такой степени проникнуться иллюзорной идеей "спасения мира от орудия Сатаны" и на этой почве найти общий язык.

     Идея собственной особой избранности и стремление доказать всему миру, что "Флорентийский Монстр" - это нечто больше, чем убогий фетишист и онанист, плачущий по ночам от осознания собственной никчёмности - питалась, несомненно, личностными чертами обоих правоохранителей. Ими двигала гордыня, истовая вера в своё особое предназначение и надежда сделать успешную карьеру. Ведь прежде уже сделали на этом деле прекрасные карьеры глава спецгруппы САМ Руджеро Перуджини, главный надзирающий прокурор Винья, да и Марио Ротелла тоже! Но Сатана, слуг которого они так пытались разоблачить, сыграл с Джуттари и Миньини скверную шутку...
     Был ли шанс поймать настоящего "Флорентийского Монстра", а не того фантома, за которым следствие гонялось последние 10 с лишком лет? Наверное, да. Если бы вместо погружений в эзотерические откровения Карлиццы оперативники ГИДЕС тщательнее проследили бы путь berett'ы, украденной у Сальваторе Винчи... если бы со всей дотошностью были изучены пути возможной утечки информации относительно места проживания и номера домашнего телефона Лоренцо Аллегранти, с которым "Монстр" несколько раз лично разговаривал по телефону... если бы криминалистическая работа на каждом из мест преступлений действительно соответствовала теории и практике конца 20-го столетия, чего, увы, не наблюдалось! Можно перечислить много ляпов и недопустимых огрехов, совершенно неожиданных для мощных и в целом высокопрофессиональных правоохранительных органов Итальянской республики. Но обо всём этом можно говорить лишь в сослагательном наклонении, жизнь сложилась так, как сложилась.
     "Флорентийский Монстр" сохранил инкогнито и остался самим собою. Просто Монстром.
    
    
( в начало )

eXTReMe Tracker