На главную.
Серийные убийцы. Загадки без ответов.

Флорентийский Монстр. Просто Монстр.
( интернет-версия* )

©А.И.Ракитин, 2011-2012 гг.
©"Загадочные преступления прошлого", 2011-2012 гг.

Страницы :    (1)       (2)       (3)       (4)       (5)       (6)       (7)       (8)       (9)       (10)       (11)       (12)       (13)       (14)       (15)       (16)       (17)       (18)       (19)       (20)

стр. 14


     Со стороны полиции, а если точнее - Микеле Джуттари - подобный демарш являлся вызывающе наглым. Суду вместо допроса свидетелей предложили почитать анонимные "протоколы допросов", непонятно кем заполненные и непонятно, насколько аутентичные заявлениям свидетелей. Ни один разумный судья не принял бы подобных свидетелей. Не принял их и Франческо Ферри, потребовавший от ГИДЕС либо представить упомянутых свидетелей суду очно, либо вообще не заикаться об их существовании. Cвидетели представлены не были и судья принял единственно разумное в создавшейся ситуации решение - он отменил приговор Пьетро Пачиани от 1 ноября 1994 г., которым тот осуждался на 14 пожизненных сроков.


     Оглашение приговора вызвало настоящий фурор. Многие газеты посвятили случившемуся передовицы, а телеканалы и радиостанции провели прямые трансляции из зала суда во время его оглашения. Освобождённого Пачиани у здания суда приветствовала толпа поклонников, словно это был какой-то герой или символ нации.
     Но во всём происходившем в те февральские дни 1996 г. имелась и своя ложка дёгтя. Микеле Джуттари дал несколько интервью и весьма зловеще сообщил о "новых открытиях в расследовании" и "несомненной виновности Пачиани". Эти реплики ничего хорошего последнему не сулили. Надо сказать, что начальник ГИДЕС был человеком, способным заставить себя слушать. У него несомненно присутствовала харизма и умение произвести впечатление. Знакомая автора, проживавшая во Флоренции во второй половине 90-х гг., рассказывала, что телевизионные интервью Джуттари всегда смотрелись безотрывно, буквально на одном дыхании. Главного инспектора невозможно было смутить или поставить в тупик, у него на всё был готов ответ, при этом, даже не отвечая по существу заданного вопроса, Джуттари всегда умел сохранять вид человека, который знает больше, чем говорит. Эта многозначительность и несокрушимая самоуверенность сильно сбивали с толку - никто не мог поверить, что серьёзных оснований для подобного поведения в общем-то не существует. Казалось прямо обратное: раз офицер полиции говорит такое, значит что-то стоИт за его словами!
     Итак, Пачиани, официально объявленный "Флорентийским Монстром", вышел на свободу. Что же было дальше? Неужели борьба закончилась?
     Нет, борьба только разгоралась...

Пьетро Пачиани после освобождения из тюрьмы. Для одних выход на свободу "Флорентийского Монстра" явился символом позора итальянской юстиции, для других - ярким подтверждением торжества правосудия и закона. Сам же Пачиани наслаждался прикованным к нему вниманием, охотно давал интервью и даже обращался к итальянской общественности с многозначительными посланиями, озаглавленными "Письма к народу". Это были довольно косноязычные и неловко составленные тексты, в которых Пачиани утверждал, что совершенно невиновен и желает всем добра и мира. Трудно отделаться от ощущения, что Пачиани после последней тюремной отсидки испытал на себе то, что психологи называют "комплексом Бога", т.е. чувство своей особой избранности для некоей высшей миссии.


     Летом 1996 г. сумма доказательств виновности Пьетро Пачиани обогатилась показаниями нового и довольно неожиданного свидетеля. Таковым оказался Джузеппе Згангарелла (Sgangarella), выходец из Салерно, изнасиловавший и убивший во Флоренции 8-летнюю девочку. Помимо этого преступления, за совершение которого Згангарелла получил пожизненный срок, его подозревали в убийстве проститутки Анны Мильвы Маттеи, найденной задушенной 29 мая 1994 г. Её не только задушили шейной косынкой, но и попытались сжечь кровать, на которой лежало тело. Пожара, к счастью не случилось - тлевший матрас затух и к приходу в квартиру Маринелы Тудори, подруги убитой, опасности уже никакой не представлял. Интересно, что преступник убил не только Анну Маттеи, но и её кота, что свидетельствовало о крайнем ожесточении нападавшего. Впрочем, обвинение Згангареллы в убийстве Анны Маттеи доказать не удалось и оно так и осталось в области предположений.
     Случай с убийством Анны Маттеи формально считался нераскрытым, но он привлёк внимание Микеле Джуттари тем, что погибшая являлась сожительницей... Фабио Винчи, сына Франческо Винчи. Да-да, того самого из "клана Винчи", которому в настоящем очерке отведено немало места. "Сожитель" в данном случае следует понимать как синоним слова "сутенёр", именно в таком качестве Фабио Винчи "сожительствовал" с погибшей, которая, вообще-то, годилась ему в матери (Анна Маттеи имела двух взрослых сыновей примерно того же возраста, что и Фабио, но оба на момент убийства матери отбывали тюремные срокА за торговлю наркотиками).
     Итак, заинтересовавшись нераскрытым "делом Анны Маттеи", главный инспектор Джуттари в начале лета 1996 г. вышел на тюремного сидельца Джузеппе Згангареллу, который по странному совпадению оказался... другом Пьетро Пачиани (перефразируя слова из известного кинофильма, так и хочется воскликнуть "Флоренция город маленький!"). Дважды допрошенный начальником ГИДЕС - 10 и 20 июня 1996 г. - Джузеппе рассказал, что знаком с Пачиани уже несколько лет. Их знакомство состоялось в то время, когда последний отбывал тюремный срок за изнасилование дочери. Згангарелла тоже куковал в то время на нарах и несмотря на разницу в возрасте (Пачиани был почти на 30 лет старше) парочка отлично сдружилась. Джузеппе лично наблюдал, как Пачиани в своей камере справлял какие-то магические обряды, используя фотографию некоего существа, явно не из католического пантеона, и собственноручные рисунки. В качестве приносимых своему "божеству" жертв Пачиани использовал кусочки сыра. Пьетро рассказывал своему молодому дружку о колдуне из Сан-Касиано (Ренато Малатеста?), об оргиях с участием дешёвых проституток, о разного рода обрядах, свидетелем или участником которых ему довелось побывать. По словам Пачиани сельский колдун умел очень точно прорицать будущее.
     После выхода на свободу, Згангарелла и Пачиани контакт не потеряли. В частности, по словам Джузеппе, он однажды с дружками перегонял белый ford Пачиани из одного населённого пункта в другой. Произошло это в 1991 г., Згангарелла назвал фамилии людей, которые могли бы подтвердить его рассказ, и последующая проверка показала, что он не обманывал Джуттари.

Джузеппе Згангарелла, осуждённый на пожизненный срок за изнасилование и убийство восьмилетней девочки, рассказал Джуттари о своей дружбе с Пьетро Пачиани. Главный инспектор уголовной полиции истолковал его рассказ таким образом, что Пачиани готовил Згангареллу на роль своего сменщика в деле "охоты на людей".


     По прошествии некоторого времени судьба вновь свела Згангареллу и Пачиани в той же самой тюрьме. Последний уже был осуждён как "Флорентийский Монстр", а первый "сел" пожизненно за убийство девочки. По словам Джузеппе недели за две до своего освобождения по решению апелляционного суда - т.е. в первых числах февраля 1996 г. - Пачиани встретился с ним. Разговор между старыми приятелями сложился довольно необычно: Пьетро сказал, что скоро получит свободу и Згангарелла станет нужен ему. Пачиани, напомним, был осуждён на 14 пожизненных сроков, а потому его уверенность в скором освобождении выглядела довольно самонадеянно и сильно поразила собеседника. Джузеппе поинтересовался у Пачиани, что тот от него хочет, на что Пьетро ответил довольно уклончиво, мол, тот - молодой и сильный - должен будет заменить его в важном деле. Пачиани пообещал, что вытащит его из тюрьмы и обеспечит всем необходимым, он даже пообещал построить и подарить Джузеппе новый дом в сельской местности. Згангарелла крайне удивился этому разговору, во-первых, его поразило то, как обычный сельский старик может вытащить из тюрьмы его, детоубийцу, "тянущего" пожизненный срок? а, во-вторых, как это нищий крестьянин сможет построить ему дом? Но после того, как Пачиани одержал совершенно феерическую победу в Апелляционном суде и действительно вышел на свободу, Згангарелла совершенно по-иному оценил всё, что говорил и обещал ему друг. Теперь-то он не сомневался в том, что у Пачиани действительно есть поддержка каких-то неведомых ему сил...
     Некоторое время казалось, будто ничего важного в расследовании, проводимом ГИДЕС, не происходит. После освобождения Пачиани проходили месяц за месяцем, сторонники противоположных взглядов обменивались колкими интервью, но никаких существенных подвижек при взгляде со стороны не наблюдалось. На самом деле это, конечно, было не так. Весной 1997 г. к ГИДЕС обратились две женщины, содержавшие в 70-80-х гг. частный дом престарелых неподалёку от деревни и леса Сан-Касиано (это место было известно как вилла Верде, впоследствии дом престарелых был закрыт, вся недвижимость продана и новый хозяин превратил виллу в гостиницу). С собой женщины принесли коробку с вещами, оставшимися от одного из их постояльцев, художника по роду своей профессии. В коробке среди нескольких книжек, писем и открыток находился пистолет, а также картины и карандашные наброски, на которых были изображены расчленённые женские тела. Заявительницы считали, что под их кровом на протяжении нескольких лет жил "Флорентийский Монстр".
     Хотя баллистическая экспертиза быстро доказала, что пистолет из коробки не являлся оружием "Монстра", тем не менее ГИДЕС активно занялась отработкой новой линии расследования. То, что 67-летний художник плохо подходил на роль резвого убийцы, бегавшего за своими жертвами и переносившего тела порой на несколько десятков метров, детективов не очень смущало. Художника надо было найти, ведь тот мог рассказать о таинственном "Ордене Красной розы"! После проведения обыска в здании, бывшим некогда домом престарелых, всеобщий оптимизм только возрос. В подвале были найдены сделанные из картона скелеты, подвешенные на ниточках, и зловещие маски из папье-маше. По мнению журналиста Марио Специ, освещавшего ход расследования в своих статьях в газете "Ла нацьоне", это был хлам, оставшийся с последнего празднования хеллоуна постояльцами гостиницы, но полицейские имели другое мнение на сей счёт. В конце-концов таинственный художник, рисовавший расчленённых женщин, был найден - он был жив и бодр, несмотря на преклонный возраст, и постоянно проживал в Швейцарии. Странные картины оказались следствием не его садистских наклонностей, а возрастных изменений психики; дедушка был зациклен на обнажённом женском теле, что характерно для некоторой части импотентов, имел склонность к вуайеризму, иногда говорил непристойности персоналу, заставляя смущаться молодых девушек, но никакой опасности для окружающих не представлял. Все отклонения в его поведении диктовались старческими изменениями психики, хорошо известными медицине, и не могли повлечь агрессивности в отношении женщин. Узнав, с какой целью его разыскивали итальянские правоохранители, художник пригрозил подать в суд на Итальянскую республику, но поскольку не успел записать свою угрозу на скатерти, тут же о ней позабыл.
     В общем, этот след никуда не привёл, да и привести не мог, поскольку восьмидесятилетний дед на роль свидетеля никак не годился. ГИДЕС и так собрала под своим крылом полудурков, алкоголиков и проституток, так что художник-маразматик в их компании выглядел совсем лишним.

     Параллельно с отработкой версии "художника-маньяка" прокуратура Тосканы совместно с сотрудниками ГИДЕС весной 1997 г. готовила процесс над "подельниками Пачиани" Марио Ванни и Джанкарло Лотти, который обещал стать поистинне сенсационным. В то же самое время прокуратурой была подготовлена и подана кассационная жалоба на решение Апелляционного суда, выпустившего на свободу Пачиани. В жалобе подвергались критике действия Председатель апелляционного суда Франческо Ферри, который отменил приговор первой инстанции в отношении Пьетро Пачиани, не пожелав ознакомиться с новыми свидетельскими показаниями.
     Т.о. работа правоохранительных органов велась одновременно в нескольких направлениях.
     Кассационная жалоба была удовлетворена и летом 1997 г. оправдательный приговор Пачиани был отменён. Председатель Апелляционного суда округа Тоскана Ферри подвергся резкой критике судейского сообщества и в скором времени был вынужден "добровольно" уйти со своего поста в отставку. Помимо отмены оправдательного приговора, Кассационная палата постановила, что Пьетро Пачиани должен будет ещё раз предстать перед судом, чтобы опровергнуть всю сумму накопленных против него улик. По негласной договорённости суд над Пачиани должен был состояться после суда над его "подельниками" - Ванни и Лотти (что выглядит вполне логично с юридической точки зрения: в случае осуждения "подельников" материал по их делам можно будет смело предъявлять в новом суде, как доказанный. Также можно будет смело опираться на показания осуждённых, так как суд не будет заинтересован в их опровержении. Если же Ванни и Лотти будут оправданы, то это никак не облегчит положение самого Пачиани, т.е. обвинение в этом случае ничего не теряло). Для всех, знакомых с правовыми реалиями Италии, будущее Пачиани начинало рисоваться во всё более мрачных красках.
     Подготовка процесса над Лотти и Ванни держалась в глубокой тайне, даже за месяц до открытия судебных слушаний практически ничего не было известно о том, на чём же будет строиться обвинение. Ведь во время двух процессов над Пачиани все доводы прокуратуры, казалось бы, уже были разобраны "до косточки"... Неужели следствие отыскало новые улики? Ведь трудно было ожидать появления новых улик спустя более чем десять лет с момента совершения "Флорентийским Монстром" последнего преступления! И новые улики так и не появились.
     Истина оказалась куда прозаичнее.
     В лучших традициях "московских процессов" 30-х годов, построенных почти всецело на самооговорах, суд над Ванни и Лотти в качестве основных улик оперировал сознанием обвиняемых в инкриминируемых обвинениях. Как уже было отмечено выше, каждый из них сознался в соучастии в четырёх эпизодах двойных убийств. Согласно рассказам обвиняемых, Пачиани привлекал их для помощи в совершении преступлений. На суде вновь в качестве свидетеля возник Лоренцо Неси, тот самый торговец свитерами, который на первом суде над Пачиани припомнил, что встретил его автомашину всего в 1 км. от поляны в лесу Сан-Касиано, той самой, где были найдены убитые французские туристы. Правда, тогда Неси перепутал цвет машины, но в этот раз ошибки не повторил. Во время дачи показаний на первом судебном процессе ( т.е. в 1994 г.) торговец свитерами упоминал о спутнике, сидевшем в машине Пачиани рядом с водителем - теперь у Неси появилась возможность этого спутника опознать. Он его и опознал, засвидетельствовав, что Пачиани увозил с места преступления в своей машине Джанкарло Лотти. Ну и конечно, определённую специфику процессу придало то обстоятельство, что на нём впервые из уст свидетелей - прежде всего Габриэллы Гирибелли - громко зазвучали поразительные для конца 20-го столетия рассказы о сатанистах и магах (о чём подробнее будет сказано чуть ниже).
     Процесс над подельниками Пачиани начался 20 мая 1997 г. и несколько раз прерывался по причине их плохого самочувствия. Оба обвиняемых были далеко немолоды, что, впрочем, не мешало обвинению рассказывать о них, как о сущих Рэмбо.
     Во время суда над Лотти и Ванни произошло событие, с одной стороны неожиданное, а с другой - ожидаемое очень многими заинтересованными лицами. 22 февраля 1998 г. скончался Пьетро Пачиани, человек, официально объявленный "Флорентийским Монстром", потом оправданный, а потом - вновь попавший под подозрение. Тело Пьетро было найдено утром 23 февраля лежащим на полу в его собственном доме. Брюки покойного были спущены до щиколоток, рубашка - напротив, задрана вверх и закручена вокруг шеи. Лицо было разбито в кровь (кровь шла из носа и ссадины на лбу), но кровотечение могло быть объяснено тем, что труп лежал на животе лицом вниз. Вполне возможно, что Пачиани просто разбил лицо при неконтролируемом падении на пол. Практически все крупные европейские газеты и телестанции сообщили о смерти главного кандидата на роль самого известно итальянского серийного убийцы (Правда во многих комментариях почему-то указывалось, что возраст Пачиани был равен 71 году, тогда как на самом деле на момент смерти ему шёл уже 73-й. Данная нестыковка, скорее всего, объясняется банальной торопливостью журналистов при сдаче материалов). Проведение судебно-медицинской экспертизы было поручено одному из опытнейших судебных медиков Тосканы Джованни Морелло, проводившему, кстати, исследования и тел некоторых жертв "Флорентийского Монстра". Судмедэксперт зафиксировал плохое состояние здоровья умершего, наличие у Пачиани целого букета серьёзнейших хронических заболеваний (сердца, лёгких и печени) и объяснил наступление смерти естественной причиной - гипертонической болезнью, вызвавшей гипертрофию сердца и его последующую остановку. Всё, вроде бы, выглядело естественно и просто.
     Но в дом умершего "Флорентийского Монстра" нагрянули сотрудники ГИДЕС и... отыскали на кухне среди вещей Пачиани банковские документы, облигации и наличные деньги на 157 млн. итальянских лир (примерно 93,6 тыс.$). Сумма по нынешним российским меркам не то, чтобы головокружительная (у нас за такие деньги в крупном городе даже приличную квартирку не купишь!), но для тосканского крестьянина, инвалида и уголовника подобная денежная заначка выглядела немалой. А главное - необъяснимой. Пачиани наследства не получал, денег особо никогда не считал и не откладывал, предоплату за ненаписанные мемуары никто ему не вручал. Кроме того, среди стопы финансовых документов обнаружились купчие на два дома, оформленные аж в 1984 г. За один из домов Пачиани заплатил тогда 26 млн.лир (примерно 15,6 тыс.$), за второй - 35 млн.лир (примерно 21 тыс.$). Следует иметь в виду, что американский доллар той поры совсем не равен современному, с середины 80-х гг. он обесценился в разы (оценки могут колебаться в зависимости от того, какой товарный эквивалент рассматривать, но в целом не будет ошибкой сказать, что нынешний доллар в сравнении с тогдашним "полегчал" более чем в 3 раза). Любой желающий может самостоятельно пересчитать величину состояния Пачиани в нынешних ценах.
     После того, как выяснилось, что Пьетро был довольно богатым человеком, совсем в другом свете предстали обещания, которые он давал Джузеппе Згангарелле незадолго до своего освобождения в феврале 1996 г. Ему было на что построить новый дом для своего друга и, очевидно, некая серьёзная цель побуждала Пачиани добиваться его освобождения. Ведь сам-то он освободился..!
     В обнаружении у умершего больших денежных сбережений особенно смущало то обстоятельство, что жилище Пачиани правоохранительные органы очень тщательно обыскивали как minimum дважды - и оба раза тайника на кухне не находили. Вернее сказать, во время обысков в 1992 г. тайника в котором находились деньги, просто не существовало. А это могло означать только одно - Пачиани получил очень значительные суммы денег уже после того, как вышел на свободу в середине февраля 1996 г. Но не менее удивительным было и то, что значительные денежные суммы он имел на руках и в первой половине 80-х годов, когда покупал недвижимость.
     Об этих средствах ничего не было известно его дочерям и, судя по всему, Пачиани держал в полной тайне от всех родственников и знакомых сам факт наличия у него такой денежной суммы. Тщательное изучение финансового положения умершего показало, что Пачиани был исключительно аккуратен, осторожен и даже боязлив в распоряжении имевшимися деньгами. Купоны по облигациям он просил обналичивать дочь своего друга и сам никогда не предъявлял их к оплате. Пачиани не открывал депозиты в банках, видимо, будучи осведомлён о том, что полиция и карабинеры внимательно отслеживают банковские операции в целях борьбы с отмыванием денег организованной преступностью. Пьетро действовал куда хитрее - он объезжал отделения связи и открывал депозитные вклады на незначительные суммы (в Италии почта выполняет некоторые банковские функции и не только переводит деньги, но и принимает их на хранение). Обнаружение денег, документов на недвижимость и выписок с депозитных счетов в доме умершего главного подозреваемого оказалось очень на руку руководителю ГИДЕС и всем сторонникам версии существования "тайного Ордена". Теперь они получили возможность утверждать, будто таинственные заказчики убийств заплатили Пачиани кругленькую сумму за его молчание во время судебных процессов и пребывания в тюрьме.
     Но этим Карлицци и её друзья в правоохранительных органах не ограничились. Логика повела их дальше: если таинственные сатанисты из "Ордена Красной розы" отблагодарили своего "главного охотника" Пачиани суммой почти в 100 тыс.$, то не они ли позаботились о том, чтобы тот не предстал перед новым судом? Другими словами, не они ли устроили "скоропостижную смерть" с разбитым в кровь лицом жертвы и замотанной вокруг шеи рубашкой? Закрыв ему рот навечно, они обезопасили себя на тот случай, если нервы Пачиани всё же сдадут и он начнёт давать признательные показания на новом процессе...

     Как учили классики марксизма-ленинизма, "идея, завладевшая массами, становится материальной силой" и что-то подобное поизошло в данном случае. Джуттари выступил с предложением провести эксгумацию только что захороненного тела Пачиани и отыскать-таки следы убийства. Прокуратура живо эту идею подхватила. Судья Паоло Канесса выписал постановление об эксгумации и в начале марта труп Пьетро был извлечён из могилы для повторного судебно-медицинского исследования. Никаких телесных повреждений, пропущенных первой экспертизой, найдено не было, но вот тщательный химический анализ привёл к обнаружению в крови и тканях трупа целого букета расщеплённых наркотиков и лекарств. В т.ч. и таких, которые Пачиани вообще не должен был принимать. О каких наркотиках и лекарствах идёт речь в точности неизвестно - документы повторной судебно-медицинской экспертизы никогда не оглашались, однако после её проведения Джуттари объявил о том, что имело место умышленное отравление Пачиани. Эта точка зрения сделалась широко распространённой и почти официальной, хотя упоминавшийся выше доктор Джованни Морелло, проводивший первое вскрытие трупа, категорически не согласился с выводами Джуттари.

Джованни Морелло, судебно-медицинский эксперт, подготовивший первое заключение о причине смерти Пьетро Пачиани в феврале 1998 г. В скором времени вывод Морелло будет оспорен и на несколько лет восторжествует совсем иная точка зрения. Морелло был категорически не согласен заключением повторной судебно-медицинской экспертизы и отказался отозвать своё заключение. Остаётся добавить, что полной ясности в вопросе о причине смерти Пачиани нет и поныне.


     Полной ясности в этом вопросе нет и по сей день. После разгрома ГИДЕС и позорного изгнания Джуттари из полиции (о чём ещё будет сказано особо) все разговоры об убийстве Пачиани моментально прекратились. Более того, о проведении эксгумации его тела и обнаружении в крови и тканях наркотиков перестали упоминать словно бы официальных заявлений на этот счёт никогда и не существовало. Трудно сказать, с чем мы тут имеем дело - то ли Джуттари и Канесса добились фальсификации заключения повторной экспертизы трупа, то ли наоборот, результат был во всём точен, но правда эта в конечном итоге оказалась слишком неудобна и даже опасна для высоких политиков. Равновероятны оба варианта - как мы увидим из дальнейшего, Джуттари крутил следствием как хотел и допускал очень некорректные и прямо незаконные приёмы его ведения, так что с него, как говорится, станется. Но и само расследование в какой-то момент переросло рамки чисто уголовного дела и сделалось явлением общенационального - а значит и политического - масштаба. А в делах политических, как известно, действует совсем иная логика, нежели формально-юридческая, там уже работает "политическая целесообразность".
    
    
( на предыдущую страницу )                                                                                               ( на следующую страницу )

eXTReMe Tracker