На главную.
Серийные убийцы. Загадки без ответов.

Флорентийский Монстр. Просто Монстр.
( интернет-версия* )

©А.И.Ракитин, 2011-2012 гг.
©"Загадочные преступления прошлого", 2011-2012 гг.

Страницы :    (1)       (2)       (3)       (4)       (5)       (6)       (7)       (8)       (9)       (10)       (11)       (12)       (13)       (14)       (15)       (16)       (17)       (18)       (19)       (20)

стр. 6


     В августе 1982 г. полиция Флоренции получила анонимное письмо, составленное из наклеенных на лист писчей бумаги газетных букв, которое гласило, что "Монстр" известен Меле и преступления первого находится в неразрывной связи с убийством 1968 г. Барбары Лоччи и её любовника. В принципе, письмо это не сообщало следствию ничего нового, однако интересно было то, что о событиях той поры помнили и обычные люди, а не только те, кому это было положено по долгу службы. Кто-то умудрялся проводить любопытные параллели даже по скудной информации из газет, не зная фактических материалов расследования. Впрочем, письмо это никаких особых последствий не повлекло, поскольку не сообщало следствию ничего принципиально нового.
     Между тем, осенью 1982 г. набравшая было ход машина сыска, стала подтормаживать. Франческо Винчи находился в заключении и не собирался делать саморазоблачительных признаний, новых подозреваемых не имелось, как не имелось никакой новой информации о "Монстре". Отчасти это было даже и неплохо - отсутствие активности со стороны преступника могло означать, что он лишён свободы, а это отчасти укрепляло уверенность правоохранителей, что Франческо Винчи как раз тот человек, кто им нужен.
     Так это или не так, оставалось, впрочем, совершенно непонятно. Проходили месяцы, следствие перетряхивало все материалы по убийствам "Монстра" в поисках подозрительных совпадений или улик, которые можно было бы предъявить Франческо Винчи, а тот стоически переносил все неудобства, связанные с пребыванием в тюрьме и ни в чём не признавался. С Лоренцо Аллегранти и его семьи сняли охрану, поскольку никто более не пытался выйти на связь с доктором или вести за ним слежку. Ситуация вокруг преступлений "Флорентийского Монстра" всё более успокаивалась. Некоторое напряжение принесло лето 1983 г. - многие в Тоскане ждали активизации преступника - но и лето прошло спокойно. Ни во Флоренции, ни в её окрестностях не случилось ни единого преступления, которое можно было бы связать с действиями таинственного серийного убийцы.


     Неужели логика правосудия оказалась справедливой и Франческо Винчи на самом деле оказался таинственным убийцей, угодившим в расставленные ему сети? Следствие не могло это доказать юридически корректно, но факт, что "Монстр" исчез после ареста Винчи казался слишком уж красноречивым. В совпадение не очень-то верилось. Впрочем, сам Франческо Винчи утверждал, что "Флорентийский Монстр", узнав о его аресте, специально отказался от новых преступлений, чтобы укрепить ошибочные подозрения прокуратуры в его - Винчи - адрес.
     Однако 9 сентября 1983 г., в пятницу, серийный убийца прервал своё подзатянувшееся было бездействие. Но сделал это так неожиданно и в столь странной форме, что поначалу никто не связал случившееся с "Флорентийским Монстром".
     Вечером того дня два молодых немца из ФРГ припарковали свой микроавтобус "volkswagen-kleinbus" в районе Джоголи, живописной местности примерно в 30 км. южнее Флоренции. Автомобиль они поставили примерно в 10 м. от дороги на ровной площадке с которой открывался прекрасный вид на долину, испещрённую клиньями возделываемых участков и небольшими густыми рощами кипарисов и бука.

Фотоснимок из документального кинофильма телеканала "Дискавери", посвящённого "Флорентийскому Монстру". Марио Специ привёл съёмочную группу на то самое место в Джоголи, где вечером 9 сентября 1983 г. два молодых немецких туриста припарковали свой микроавтобус. И спустя некоторое время были убиты серийным убийцей.

Около 19 часов 10 сентября кто-то из автомобилистов, проезжавших мимо микроавтобуса, обратил внимание на его довольно странный вид: дверь грузового отделения были приоткрыта, а перед ней в траве были разбросаны какие-то листы бумаги, разодранные в клочья. Присутствия людей не было заметно и в целом микроавтобус производил впечатление брошенного. Когда кому-то из проезжавших пришло в голову остановиться и осмотреть странный "фольксваген", то в грузовом отделении оказались обнаружены два человеческих тела без признаков жизни. Немедленно к машине были вызваны карабинеры и сотрудники уголовной полиции.

Карабинеры и полицейские осматривают микроавтобус с трупами туристов из ФРГ.


     Осмотр места преступления показал, что внутри микроавтобуса находились тела двух граждан ФРГ - Хорста Мейера (Horts Meyer) и Уве Раша Сенса (Uwe Rush Sens), обоим было по 24 года. Молодые люди погибли от огнестрельных ранений, следы применения холодного оружия отсутствовали. Также отсутствовали следы борьбы и обыска имущества погибших, что сразу снижало вероятность убийства с целью ограбления. Единственной вещью, к которой явно прикасался и даже рассматривал убийца, являлся порнографический журнал "Golden gay", чей контент был ориетирован на гомосексуалистов. Убийца вырвал из него и грубо смял несколько страниц, а затем разорвал на несколько кусков сам журнал, фрагменты которого были брошены перед "volkswagen"-ом и сразу обращали на себя внимание любого, кто к нему приближался. На корпусе микроавтобуса, в задней его части, были обнаружены четыре входных пулевых отверстия, что свидетельствовало о стрельбе по находившимся внутри людям наобум, возможно, на звук движения.

  
Хорст Мейер (левый фотоснимок) и Уве Раш Сенс (правый) планировали совершить поездку из Дюссельдорфа до самого юга Италии. Однако в районе Флоренции им повстречался "Монстр".


     Тело Мейера находилось в положении лёжа на спине на матрасе прямо напротив боковой двери микроавтобуса. Уве Раш Сенс перед смертью, похоже забился в противоположный угол грузового отделения и умер в полусидячем положении со склонённой на грудь головой. В такой позе он очень напоминал девушку, как в силу своей худобы, так и длинных светлых волос. Скорее всего, именно по метавшемуся внутри микроавтобуса Уве Рашу убийца и вёл неприцельный огонь через корпус.
     Работавшие на месте убийства криминалисты подобрали 9 гильз калибра 0.223 (5,59 мм.), число которых явно не соответствовало числу пулевых отверстий в корпусе "фольксвагена". Это могло означать лишь то, что убийца часть выстрелов произвёл либо через какую-то щель, либо - в проём двери, т.е. без повреждения корпуса машины. Криминалисты довольно быстро поняли, что в Хорста Мейера не стреляли со стороны двери - положение его тела после смерти не менялось, а огнестрельные ранения приходились на грудь и голову, т.е. стрелок должен был находиться не сбоку, а над лежавшим на матрасе человеком. Такое положение обеспечивалось при ведении огня через правую заднюю форточку микроавтобуса, которая была найдена приоткрытой. Матрас на полу, на котором лежал погибший, был отлично виден через эту форточку любому достаточно высокому человеку, подошедшему к микроавтобусу. Простейшая прикидка показывала, что убийца для ведения прицельного огня по человеку, лежащему на полу, должен был иметь рост не менее 175 см.

Микроавтобус "volkswagen-kleinbus", идентичный тому, в котором разъезжали Мейер и Сенс. Красный овал демонстрирует расположение форточки в задней части автомашины, через которую "Флорентийский Монстр" произвёл не менее двух выстрелов в лежавшего на матрасе в грузовом отделении Хорста Мейера. Форточка была приоткрыта, поэтому выстрелы не повредили стекло. С этих выстрелов преступник, по всей видимости, начал своё нападение. Уве Раш Сенс понял, что происходит, и забился в "мёртвую" зону по правому борту грузового отделения, тем самым оказавшись вне досягаемости для прицельного огня через форточку. "Монстр" явно побоялся проникнуть в микроавтобус пока там оставалась живой и невредимой одна из жертв. Поэтому он открыл беспорядочный неприцельный огонь через корпус автомашины, рассчитывая, что пули попадут в спрятавшегося человека. Расчёт этот оправдался - три пули попали в торс Сенса, причинив смертельные ранения лёгкого, печени и кишечника. Уве Раш Сенс скончался в течение нескольких минут, возможно, даже быстрее Хорста Мейера, получившего ранения раньше.


     Первоначально гибель туристов из Германии не связывалась с нападением "Флорентийского Монстра" и расценивалась, как неудачная попытка ограбления. Однако, довольно скоро возникли первые подозрения, что гибель Мейера и Сенса всё же является делом рук "Монстра". Прежде всего настораживал калибр оружия, которым орудовал убийца - тот совпадал с калибром "беретты" серийного убийцы. До проведения сравнительной экспертизы пуль говорить об идентичности оружия было ещё рано, но совпадение калибров выглядело подозрительно. Хотя погибли два молодых человека, один из них имел длинные светлые волосы и в сумерках мог быть по ошибке принят за девушку. Поскольку погибшие являлись гомосексуалистами, представлялось вполне возможным, что преступник напал на них во время полового акта, что также отлично соответствовало почерку "Монстра". Кроме того, ночь с 9 на 10 сентября была безлунной, а "Флорентийский Монстр" всегда нападал в безлунные ночи. Именно поэтому через несколько часов с момента обнаружения "фольксвагена" с телами убитых немцев, на место преступления съехались высшие чины местных правоохранительных органов, среди которых - прокурор области Тоскана Пьеро Луиджи Винья, начальник полиции Сандро Федерико и почти все следователи, работавшие по делу "Монстра".
     Основная проблема, проистекавшая из убийства Мейера и Сенса, заключалась в том, что главный подозреваемый, признаваемый "Монстром" почти безоговорочно - Франческо Винчи - уже более года находился в тюрьме. А значит, он никак не мог убивать молодых немцев в районе Джоголи. Из этого факта можно было сделать два прямо противоположных вывода: первый - Франческо Винчи не является "Флорентийским Монстром" и он обвинён в серийных преступлениях ошибочно, и второй - Франческо Винчи является "Флорентийским Монстром", но кто-то старается посеять в этом сомнения и имитирует манеру действий "Монстра" для того, чтобы отвести от настоящего преступника подозрения.
     Объективности ради надо сказать, что расследование двойного убийства в Джоголи одновременно отрабатывало и иные версии случившегося. В качестве мотива рассматривалась возможность конфликта туристов на трассе проезда, для чего изучался их маршрут и события во время остановок в пути. Особое внимание было обращено на события последнего дня жизни молодых людей. Было установлено, что 9 сентября Мейер и Сенс ходили на дискотеку, но там никаких подозрительных инцидентов с их участием не происходило. Расследованию в этом направлении положило конец заключение баллистической экспертизы, подтвердившей полную идентичность следов на пулях, извлечённых из трупов Мейера и Сенса, тем следам, что оставляла "беретта" "Флорентийского Монстра". Результаты исследования этим не исчерпывались - специалисты заявили, что часть патронов происходила из той же самой коробки на 50 патронов, которой пользовался "Монстр" прежде, а часть - из другой, но также изготовленной в Австралии в середине 60-х гг. Это означало, что первая коробка уже закончилась - все патроны были расстреляны в ходе предыдущих нападений и, возможно, тренировочной стрельбы, а потому владельцу пришлось распечатать вторую такую же коробку.
     Судебно-медицинское исследование трупов немецких туристов показало, что оба они погибли примерно за 15-20 часов до момента обнаружения тел, т.е. в районе полуночи 9 сентября, возможно, в первые часы 10 сентября.
     На совещании руководящего состава межведомственной целевой группы, занятой расследованием преступлений "Флорентийского Монстра", была выработана следующая официальная точка зрения на двойное убийство в Джоголи - это работа рук "имитатора", пытающегося доказать, будто "Флорентийский Монстр" остаётся на свободе. "Имитатор" тем самым намерен отвести подозрения от находящегося в тюрьме предварительного заключения Франческо Винчи. От подозрений в адрес последнего было решено не отказываться и тщательно передопросить арестанта, но на повестке дня расследования теперь стояла новая задача - установить, кто из близких Франческо Винчи людей мог принять на себя роль "имитатора"?
     Ответ, в общем-то, был очевиден - таким человеком мог стать Антонио Винчи, сын Сальваторе и племянник Франческо. Антонио уже исполнилось 22 года, это был физически крепкий молодой мужчина, не имевший постоянного источника дохода, но при этом не бедствовавший. Переводя с языка полицейских понятий это означало, что Антонио имеет связи в преступном мире и занят противозаконной деятельностью. Из всех представителей "клана Винчи" он был единственным, имевшим рост выше 175 см., а значит, он мог вести прицельную стрельбу через заднюю форточку "фольксвагена".
     Через несколько дней после убийства молодых немцев Лоренцо Аллегранти, доктору, пытавшемуся спасти жизнь Паоло Майнарди в июне 1982 г., вновь позвонил "Флорентийский Монстр". Либо человек, который хотел, чтобы его считали "Монстром" (ведь настоящий преступник в это время по мнению полиции находился в тюрьме!). Неизвестный спокойно, даже непринуждённо поговорил с Аллегранти, дав понять, что не боится "предсмертных слов Майнарди" и сильно сомневается в том, что последний вообще что-то говорил. Фактически "Монстр" дал понять, что понял скрытый смысл игры, которую пытались вести против него правоохранительные органы и все их уловки не достигли цели. Звонивший особо подчеркнул, что доктору Аллегранти бесполезно от него прятаться - он его всегда отыщет. Смысл данного намёка заключался в том, что доктор в это время находился вместе с семьёй на отдыхе в городке Римини. Неизвестный позвонил ему прямо в отель, Аллегранти разговаривал с ним по телефону администратора! Звонок "Монстра" надолго выбил Аллегранти из колеи - оказалось, что несмотря на государственную охрану и особые меры предосторожности, принятые по месту работы врача, преступник имеет возможность отслеживать его перемещения по стране и, казалось, знает о нём и его семье всё.
     Врач немедленно связался с прокуратурой Тосканы, ему и его семье неделенно была предоставлена усиленная охрана в Римини. Но отдых, понятное дело, оказался безнадёжно испорчен. Надо сказать, что вот эта информированность "Монстра" об обстоятельствах жизни Лоренцо Аллегранти представляет одну из самых труднообъяснимых загадок настоящего дела и позволяет строить весьма далекоидущие версии, которые нам ещё предстоит обсудить в этом очерке.
     Впрочем, сами правоохранители считали, что врачу звонил вовсе не "Монстр", а "имитатор", который хорошо знал манеру речи настоящего преступника и умело её копировал. На роль звонившего, как нетрудно догадаться, прочили, опять-таки, Антонио Винчи, хотя Лоренцо Аллегранти никогда не признавал, будто голоса Франческо Винчи и его племянника соответствуют или, хотя бы, похожи, на голос звонившего ему анонима. Тем не менее, телефонный звонок в Римини только ускорил проведение операции по аресту последнего.
     19 сентября 1983 г. - через 10 дней после двойного убийства немецкий туристов в Джоголи - Антонио Винчи был арестован за якобы незаконное хранение оружия. Рядом с его домом был найден закопанный под деревом пакет с пистолетом. Никаких улик, подтверждающих владение этим пистолетом Антонио, не существовало; оружие не имело отпечатков пальцев арестованного и никогда не использовалось в преступных целях. В общем, повод для ареста был довольно шатким, но полиция с самого начала и не скрывала, что это всего лишь формальный предлог для лишения Антонио Винчи свободы - в тюрьме ему предстояло отбиваться от совсем иных обвинений. Нельзя исключать того, что пистолет вообще был подброшен самими полицейскими - такая проделка была вполне в стиле итальянских правоохранителей той поры. В этом очерке уже указывалось на то, что в 70-80-е гг. прошлого века итальянская правоохранительная система выдержала настоящую войну с политическим и уголовным террором и в этой войне в ход шли все средства - от подбрасывания и фабрикации улик, до избиений на допросах и убийств, замаскированных под самоубийства (это вовсе не преувеличение автора - некоторые случаи убийств итальянскими полицейскими людей во время допросов получили широкую огласку). Если полиции или карабинерам нужно было реализовать оперативную информацию в отношении подозрительного человека, но законных поводов для его ареста не существовало, то правоохранители сами создавали такие поводы без особых угрызений совести. Так что полной ясности относительно происхождения этого пистолета нет и поныне - то ли он действительно принадлежал Антонио Винчи и хранился им в тайнике под деревом, то ли пистолет закопали сами полицейские, а потом заявили, что о существовании спрятанного оружия и его принадлежности узнали из "оперативных источников" - равновероятны оба варианта.
     Как бы там ни было, Антонио Винчи загремел в ту же следственную тюрьму, что и его дядя. Следователи на протяжении более трёх месяцев интенсивно допрашивали обоих, пускаясь на всевозможные ухищрения, чтобы добиться признательных показаний. Все уловки, которые выработала полицейская наука того времени, пошли в ход - в камеры к обоим Винчи подсаживались осведомители, в тюремной среде распускались слухи, будто один из родственников даёт показания против другого, более того, на допросах помощники прокуроров демонстрировали арестантам сфабрикованные "протоколы" с несуществующими показаниями и предлагали допрашиваемому "добовольное сознание в содеянном". Можно не сомневаться, что имело место и запугивание, и физическое принуждение - поскольку обоих Винчи подозревали в серьёзных преступлениях, с ними никто особенно не церемонился. Содержание нагишом в холодных карцерах считалось в итальянских тюрьмах в 80-х гг. прошлого века совершенно нормальной практикой и не расценивалось как пытка. В общем, в те осенние месяцы 1983 г. на долю Франческо и Антонио Винчи выпало немало, и если имели эти люди грехи за душою, то заплатили за них сполна.
     Но показаний друг против друга дядя и племянник так и не дали. Держались стойко, как кремень. Это упорство тем более вызывает уважение, что спустя пару десятилетий Антонио Винчи сознался журналисту Марио Специ в том, что его дядя действительно был возле селения Монтеспертоли 19 июня 1982 г., т.е. во время убийства Миглиорини и Майнарди, и действительно спрятал свою автомашину в лесу, закидав её срезанными ветками. Другими словами, Антонио полностью подтвердил интуитивную догадку следственного прокурора Сильвии Деллы Моники, руководствуясь которой та постановила арестовать Франческо Винчи. Но Антонио, кроме этого, сказал кое-что ещё, чего ни прокурор, ни кто-либо другой, знать не мог - он сознался, что в тот день был вместе с дядей и вместе с ним прятал автомашину в лесу. Впрочем, на этом интересном рассказе "молодого Винчи" нам ещё придётся остановиться особо в своём месте, пока же отметим, что будучи в тюрьме осенью 1983 г. ни Антонио Винчи, ни его дядя Франческо ни словом не обмолвились о своём совместном вояже в деревню Монтеспертоли.

     Осенью 1983 г. газеты Тосканы вовсю обсуждали события, связанные с расследованием преступлений "Монстра". Кто-то из криминальных репортёров придерживался официальной версии "имитатора" и верил, что настоящий "Монстр" сидит в тюрьме, кто-то, напротив, считал, что "Монстр" вернулся. Предположений о личности преступника, его жизни и мотивах было немало, поскольку криминальная психология той поры довольно смутно определяла мотивацию преступлений с неочевидным мотивом. Одной из наиболее одиозных версий, но быстро ставшей популярной, стала гипотеза Массимо Интровина (Massimo Introvigne) о "сатанисте-фетишисте". Автор считал, что убийца одержим религиозными бредами, побуждающими его совершать преступления с вырезанием половых частей и последующим их использованием в неких "сакральных" ритуалах. Автор прозрачно намекал, что в Средние века, будто бы, существовали некие сатанинские культы, поклонники которых точно также уродовали трупы убиваемых ими людей. И "Флорентийский Монстр", соответственно, оказался последователем одного из таких вот переживших столетия сатаниских культов. Версия выглядела экзотичной, но никуда не годной с точки зрения криминалистики и судебной психиатрии, поскольку убийца, переживающий бреды и экстатические состояния, просто-напросто неспособен до такой степени контролировать свои действия в момент нападений, как это имело место в действительности. Тем не менее, идея о ритуально-сатанинской подоплёке серии убийств нашла своих почитателей и позднее итоге выродилась в нечто, очень мало похожее на первоначальную версию Интровина. Подробнее об этом будет сказано в дальнейшем.

    
Начиная с осени 1983 г. итальянские газеты заметную часть своих материалов стали посвящать преступлениям "Флорентийского Монстра" и его розыску правоохранительными органами.


     В конечном итоге, все попытки следователей спровоцировать противоречия между Франческо и Антонио Винчи не дали ни малейшего результата. Последний был предан суду по тому самому формальному обвинению, на основании которого подвергся аресту (т.е. за незаконное хранение оружия), отказался от адвоката, защищал себя сам и благополучно выиграл судебный процесс. Ничего значимого Антонио Винчи инкриминировать не удалось и он был выпущен на свободу после четырёхмесячного заключения. Молодой человек мог с полным правом считать себя триумфатором.
    
( в начало )                                                                                          ( продолжение )


eXTReMe Tracker