На главную.
Серийные убийцы. Загадки без ответов.

Флорентийский Монстр. Просто Монстр.
( интернет-версия* )

©А.И.Ракитин, 2011-2012 гг.
©"Загадочные преступления прошлого", 2011-2012 гг.

Страницы :    (1)       (2)       (3)       (4)       (5)       (6)       (7)       (8)       (9)       (10)       (11)       (12)       (13)       (14)       (15)       (16)       (17)       (18)       (19)       (20)

стр. 4


     Во время осмотра места преступления внимание детективов привлёк странный предмет, найденный примерно в десятке метров от "фольксвагена" Балди. Это был небольшой камень, умещавшийся в мужской ладони, получивший форму усечённой четырёхгранной пирамиды в результате довольно грубой обработки.

Ничего особенно подозрительного на нём не было - ни следов крови, ни отпечатка обуви, ни присохших волос - ничего вообще. Единственное, чем этот камень привлёк к себе внимание - своей неуместностью на месте преступления. Всё-таки пейзаж вокруг был сугубо сельскохозяйственным и камней, тем более обработанных, там не наблюдалось. Именно поэтому усечённую пирамидку подобрали и приобщили к вещдокам, на долгие годы похоронив в картонной коробке. Правда, по прошествии многих лет об этом камне вспомнят и неожиданно расценят как очень важную улику, но об этом подробнее будет написано в своём месте.
     Важным следствием двойного убийства, произошедшего на полях Бартолине в ночь с 6 на 7 октября 1981 г г., явилось снятие всех подозрений с бедолаги Энцо Спалетти, всё ещё томившегося в жёсткой изоляции в тюрьме. О лучшем alibi для подозреваемого нельзя было и мечтать! Спалетти был освобождён, а расследование серии убийств вернулось в исходную точку - подозреваемого в совершении преступлений у следствия не было.
     Примерно в это же время - т.е. в конце 1981 г. - нач. 1982 г. - правоохранительные органы Тосканы озаботились составлением психологического портрета "Флорентийского Монстра". К этому времени в составе центрального аппарата ФБР США уже действовала группа вспомогательной следственной поддержки, эффективно составлявшая "психологические профили" (ещё их называли "поисковыми психологическими портретами") серийных убийц. Американцы тогда вовсю рекламировали свой опыт, действительно являвшийся новым словом в криминологии, и в скором времени к специалистам ФБР поедут учиться "профилированию" их коллеги из Канады и Мексики. В дальнейшем даже будут созданы специальные курсы для иностранных полицейских, небольшая группа перерастёт в отдел, а в территориальных подразделениях ФБР появятся офицеры-"профилёры". Итальянцы знали о новом заокеанском веянии и решили попробовать применить американскую методику на родной, так сказать, почве.
     По состоянию на начало 1982 г. считалось, что "Флорентийским Монстром" совершены 3 нападения - 15 сентября 1974 г., 5 июня 1981 г. и 6 октября 1981. г.- жертвами которых явились в общей сложности 6 человек. На основании этой статистики м.б. уверенно выделить существенные элементы преступного поведения. А именно:
        - В качестве объектов нападения "Монстр" выбирает любовные парочки, ищущие уединения в автомашинах, припаркованных в малолюдной, малопосещаемой местности;
        - Все нападения совершены накануне нерабочих дней. Видимо, преступник учитывал этот момент: накануне выходных число любовных парочек значительно увеличивалось, что облегчало их поиск;
        - Все ночи, во время которых "Флорентийский Монстр" осуществлял свои вылазки, были безлунными. Это трудно счесть совпадением, очевидно, убийца стремился минимизировать риск, связанный с наличием естественного освещения. Данное обстоятельство указывало на его искушённость. Скорее всего, прежняя криминальная деятельность (какого бы рода она ни была), приучила преступника обращать внимание на данный фактор;
        - Все три эпизода "серии" имели место в непосредственной близости от Флоренции, в радиусе не более 30 км. от границы города. Убийца несомненно был прекрасно осведомлён о наличии просёлочных дорог и свободно ориентировался на местности даже безлунной ночью. Это могло означать одно из двух: либо он являлся местным жителем, либо хорошо изучил округу, разъезжая по ней в силу выполнения служебных обязанностей;
        - Во всех трёх эпизодах преступник приносил и уносил оружие с собою, действовал в перчатках, не оставив ни единого отпечатка пальца. Всё это указывало на высокую степень самоконтроля, присущую этому человеку;
        - Все три нападения протекали по схожей схеме: убийца терпеливо дожидался, пока сидевшие в машинах парочки начнут заниматься сексом и только после этого переходил к активным действиям. Возможно, подсматривание за влюблёнными его возбуждало и служило толчком к пробуждению активности, но возможно иное объяснение подобной терпеливости. Убийца просто дожидался момента, когда влюблённые займутся друг другом и тем самым ослабят контроль за окружающей обстановкой. Используя этот момент, преступник быстро приближался к автомашине спереди и открывал стрельбу из пистолета, стремясь поразить мужчину на переднем сидении. Мужчина являлся его первоочередной целью в силу того, что представлял собою более опасный объект с точки зрения возможного оказания сопротивления. Нанеся мужчине тяжёлые ранения выстрелами из пистолета и затем добив его ударами ножа, "Монстр" быстро терял к нему интерес и концентрировал всё своё внимание на девушке. Для него не имело значение её поведение - пыталась ли она притвориться убитой в автомашине или же бросалась бежать - всё заканчивалось по одной схеме. Убийца наносил жертве большое число ударов ножом, сосредоточенных на груди, животе и бёдрах, а кроме того, в двух случаях осуществил иссечение ножом паховой области, которую оба раза уносил с собою. Как он поступал с этим фетишем в дальнейшем можно было только догадываться;
        - Активность женщины (попытка бегства, сопротивление и т.п.) не только не разрушала заранее выработанную последовательность действий убийцы, но возможно, являлась элементом его игры с жертвой и планировалась изначально. Способность преследовать убегающую с душераздирающим криком женщину свидетельствовала об определённом складе ума, характерном скорее для охотника, нежели классического сексуального преступника, подавляющая часть которых склонна прекращать нападение при активном сопротивлении и громких криках жертвы;
        - Помимо частей женской плоти, которые убийца в двух случаях унёс с собою, он забирал с мест преступлений и иные "трофеи". Он обыскивал женские сумочки, автомобильные "бардачки" и делал это явно с целью заполучить мелкие предметы, способные служить такого рода "трофеями". Примечательно, что деньги, документы жертв и настоящие драгоценности его не интересовали, т.е. целью обысков являлась вовсе не жажда наживы;
        - Характер манипуляций преступника с телом жертвы свидетельствовал о том, что тот испытывал крайний гнев при виде обнажённых женских тел и, скорее всего, женщин вообще. Мужские тела явно оставляли его индифферентным, а всё, что было связано с женской сексуальностью, вызывало у убийцы жесточайшую фрустрацию. Единственым объяснением этой фрустрации могла быть физическая или психологическая неспособность преступника к сексуальной близости с женщиной (которую он жаждал, но не мог реализовать) - во всех прочих случаях на местах совершения преступлений остались бы следы его сексуальной активности. Cексуальная неадекватность преступника должна была быть известна ближайшим родственникам и врачам, к которым "Монстр", скорее всего, обращался за лечением;
        - Убийства, протяжённые по времени и месту, требовавшие порой перемещений преступника на десятки метров в сторону от места первоначального нападения, однозначно свидетельствовали о его уверенности в собственных силах и отсутствии страха разоблачения. Если бы на пути нападавшего возникла помеха в виде случайного свидетеля, "Монстр" без колебаний решился бы на его убийство;
        - Преступник обращался с ножом достаточно хорошо для того, чтобы уверенно пускать его в ход и не допускать саморанений, которые почти всегда причиняют себе люди, не знакомые со спецификой применения ножа в рукопашной схватке;
        - В момент нападения преступник, скорее всего, подсвечивал цель фонариком, как это делал американский серийный убийца "Зодиак". На это явственно указывала точность выстрелов и порезов.
     Исходя из перечисленных выше элементов криминального поведения можно было попытаться описать "Флорентийского Монстра":
        1) Это высокоорганизованный несоциальный серийный убийца (подробнее о делении серийных убийц на два больших класса - организованных несоциальных и дезорганизованных асоциальных - можно прочесть тут). Он способен чётко планировать нападения и неумолимо придерживаться выработанного плана. Склонность к тщательному обдумыванию поступков и самоанализу неизбежно должна была проявляться и в повседневной жизни, так что близкие этого человека, безусловно, знали о данной черте его характера;
        2) Несоциальность (несоциализированность) этого человека могла проявляться в отсутствии у него друзей и побудительных мотивов к установлению с окружающими добрых отношений. Интравертность, обращённость вглубь себя, проявившаяся, скорее всего, ещё в раннем детстве, могла привести к тому, что среди окружающих он имел репутацию чудака, человека, у которого "не все дома". А педантичность и внутренняя потребность руководствоваться заранее составленным планом обеспечили ему среди коллег репутацию зануды;
        3) Убийца являлся мужчиной белой расы, которому к моменту начала убийств (т.е. в 1974 г.) было около 25 лет. Он имел интеллект выше среднего, хотя вряд ли получил хорошее образование, здесь правильнее будет говорить об "уме от природы", сообразительности;
        4) Преступник был занят на работе полную неделю и, скорее всего, был плотно загружен в рабочее время, что свидетельствовало о его низком статусе в служебной иерархии. Его работа требовала определённой квалификации и не являлась низкооплачиваемой, во всяком случае убийца ею дорожил. Вполне вероятно, что служебные обязанности "Монстра" требовали постоянных или периодических разъездов по окрестностям Флоренции (техпомощь на дорогах, экспедиторские услуги, доставка товаров из магазинов, технические аварийные службы и т.п.). Это позволило ему хорошо изучить просёлочные дороги и ориентиры на местности;
        5) То, как убийца тремя движениями вырезал у своих жертв паховую область, указывало на его осведомлённость в вопросах человеческой анатомии. Эти знания, скорее всего, явились следствием его специфической увлечённости, зацикленности на всём, что связано с половой сферой, и не были профессиональными, но нельзя было исключать того, что преступник пытался получить медицинское образование (учёбу он, скорее всего, не смог закончить). Нельзя было исключить и то, что убийца являлся ветеринаром. Это предположение хорошо согласовывалось с п.4), поскольку ветеринары хорошо знали сельскую местность, по которой им приходилось много разъезжать;
        6) С большой вероятностью м.б. считать, что убийца вёл "ночной" образ жизни, т.е. пик его работоспособности и физической активности приходился на вечерние и ночные часы. Как показывает практика, люди этой категории подыскивают для себя такую работу, где требуются смены в ночное время, либо смены в дневное время чередуются с ночными. Данное предположение также хорошо согласуется с п.4);

        7) Преступник не был способен осуществить половой акт, скорее всего, в силу какого-то физического дефекта (поскольку ситуационный импотент, вроде Чикатило, мог заниматься мастурбацией и оставить свою сперму на трупе либо где-то поблизости). Но это не означало, что рядом с ним нет женщины - он мог проживать либо с родственницей, либо с женщиной гораздо старше себя, для которой отсутствие секса не являлось критичным фактором в отношениях с мужчиной. Нельзя было исключать того, что преступник мог даже формально состоять в браке, хотя жена, разумеется, знала о его неспособности вести половую жизнь. Женщина нужна была преступнику для маскировки в глазах окружающих. Её присутствие делало повседневную жизнь "Монстра" как бы нормальной и не привлекало к нему лишнего внимания;
        8) Продемонстрированная "Флорентийским Монстром" физическая сила и агрессивность однозначно свидетельствовали о том, что половое созревание этого человека проходило нормально и закончилось формированием физически крепкого мужчины. Травмирующий фактор, превративший убийцу в импотента, имел место после прекращени полового созревания, но не позже, чем примерно за год до совершения им первого преступления в 1974 г. Случившееся могло явиться следствием болезни, травмы, ранения и вполне вероятно, что его след остался в документах медицинских учреждений, куда будущий преступник мог обращаться за помощью;
        9) Очень вероятно, что "Флорентийский Монстр" стремился демонстрировать в быту собственную маскулинность (мужественность) и гомофобию. В его доме, скорее всего, имелись гантели, эспандер, более или менее сложные тренажёры, которыми он не забывал пользоваться. Хорошая физическая форма для этого человека являлась способом компенсации сексуальной неполноценности, которой он очень стыдился, кроме того, она призвана была скрыть от окружающих его "не-мужественность". Убийца безусловно желал выглядеть "100%-ным мужчиной" и с этой целью он также мог открыто выражать свою гомофобию. Последнее обстоятельство отлично подкрепляло его имидж, поскольку в стране с сильным католическим влиянием гомосексуализм осуждается безоговорочно;
        10) Наличие длительной паузы между преступлениями (с сентября 1974 г. по июнь 1981 г.) служило основанием для того, чтобы считать, что в этот период убийца либо находился в местах лишения свободы, либо покидал Флоренцию. Отказ от преступлений на столь длительный срок никак не мог быть добровольным.
     Несмотря на кажущуюся обобщённость указанных выше качеств, они давали довольно детальное представление об этом человеке, образе его жизни и служили неплохим ориентиром для поиска. "Психологические портреты" "Флорентийского Монстра" постоянно корректировались и дополнялись, а в 1984 г. к составлению "поискового психологического портрета" подключились уже специалисты из центрального аппарата ФБР США (того самого отдела вспомогательной следственной поддержки, который упоминался выше). Американские "профилёры" составили описание личности "Флорентийского Монстра" аж на 19 листах машинописного текста. Все эти материалы были секретны тогда и остаются секретны поныне - о них мы можем судить лишь по отрывочным упоминаниям и пересказам участников розыска, некоторые из которых уже успели написать и издать книги.
     Последние месяцы 1981 г. и в первой половине следующего года полиция Тосканы и оперативные сотрудники корпуса карабинеров вели проверку лиц так или иначе соответствовавших возможному психологическому портрету "Монстра". Под проверку попал широкий круг лиц - бывшие уголовники, пациенты психиатрических больниц, лица, лечившиеся от импотенции или получавшие травмы половых органов. Правоохранительные органы тащили подозреваемых, что называется "широким бреднем", количество проверенных исчислялось сначала сотнями, а потом и тысячами (общее число мужчин, чьё alibi поверялось в связи с расследованием преступлений "Флорентийского Монстра", превысило 100 тыс. за 10 лет - колоссальный объём оперативной работы, сопоставимый с тем, что имел место в СССР в рамках операции "Лесополоса" при розыске Чикатило). Понятно, что для проведения такой работы требовались очень большие полицейские силы.
     Во Флоренции был создан межведомственный поисковый штаб, призванный координировать деятельность правоохранительных органов, а также накапливать и обрабатывать всю массу поступавшей в рамках расследования информации. Интересной особенностью итальянской правоохранительной системы является то, что при объединении расследований различных преступлений в единое делопроизводство, прежние следователи прокуратуры свою работу не прекращают и ведут следствие (в рамках уже общего расследования) так, словно бы эпизод продолжал расследоваться как самостоятельное преступление. Поэтому в расследовании сложных многоэпизодных преступлений, например, связанных с деятельностью мафии, может быть задействовано полтора-два десятка (а то и более) следователей прокуратуры. Каждый из них взаимодействует со своей оперативно-следственной группой из числа сотрудников полиции или корпуса карабинеров, так что над большими расследованиями работают порой многие десятки людей, при этом действуют они довольно автономно. Подобная система организации розыска при всей её кажущейся громоздкости обладает одним несомненным достоинством - она весьма коррупционно-устойчива. Подкупить такой межведомственный отряд не по силам даже самому богатому мафиози. Кроме того, эффективность подобной организации возрастает из-за определённого антагонизма между полицией и корпусом карабинеров, который пережил все реформы правоохранительной системы Итальянской Республики. Антагонизм этот подпитывается различием в статусах силовых структур : если итальянская полиция (республиканская или территориальная - неважно) сосредоточена на борьбе с уголовной преступностью, то функции Корпуса карабинеров существенно шире - от борьбы с терроризмом, до охраны диппредставительств Италии за рубежом. Следственная служба Корпуса карабинеров обладает правом ведения расследований как по общеуголовным делам, так и по делам, связанным с воинскими преступлениями. У карабинеров выше зарплата, лучший спецназ, Корпус располагает собственной базой для криминалистических и судебно-медицинских исследований любой сложности, наделён правом самостоятельного ведения оперативной работы и при этом совершенно независим от полиции. Конкуренция карабинеров и полиции очень часто шла на пользу делу, подстёгивая обе стороны.
     Здесь также необходимо отметить, что итальянские правоохранительные органы и спецслужбы как в описываемый период, так и ныне могут быть охарактеризованы как высокопрофессиональные и компетентные. У российского обывателя образ итальянца обычно связан с известными певцами 80-х гг. прошлого века и героями кинематографа - Адриано Челлентано, Марчелло Мастрояни, Микеле Плачидо, Рикардо Фольи и пр. - этакими мягкими романтиками-сердцеедами, чьи обаятельные образы с полным основанием полюбились женской половине нашего населения. Но романтизм героев кино и эстрады отнюдь не отменяет того факта, что на протяжении последней четверти прошлого века силовые структуры Итальянской Республики комплектовались отлично подготовленным личным составом, ориентированным на жёсткое противостояние всем вызовам и угрозам. Благодаря этому правоохранительные органы выдержали настоящий натиск политического и уголовного террора и с честью вышли из этой бескомпромиссной борьбы победителями. Пожалуй, в современной европейской истории аналогов этому противостоянию даже не отыскать. В результате в Италии сложилась мощная и в целом весьма эффективная правоохранительная система, которую не следует недооценивать. Будет большой ошибкой думать, что если бы "Флорентийского Монстра" ловили бы американское ФБР, или британский Сколанд-ярд, то они справились бы с этой задачей лучше своих итальянских коллег.
     Закончим на этом подзатянувшееся лирическое отступление и вернёмся к хронике событий.
     Зима и весна 1982 г. прошли спокойно, казалось, "Флорентийский Монстр" почувствовал возросшую активность правоохранителей и затаился. Более полугода он не давал о себе знать, но вечером 19 июня 1982 г. преступник нанёс новый удар. И притом какой! Тому, что случилось вечером 19 июня в районе населённого пунка Монтеспертоли (Montespertoli) к юго-западу от Флоренции очень трудно найти аналоги в мировой истории криминологии - до того невероятно и прямо фантастично выглядело произошедшее.
     А началось всё достаточно буднично, на первый взгляд без всякой связи с проделками "Монстра". Проезжавшие по ночной сельской дороге автомобилисты увидели то, что приняли первоначально за обычное ДТП - съехавшая с обочины в кювет автомашина стояла с сильным клиренсом на правый борт, фары её были разбиты, а владельца не было видно, похоже, он отправился за помощью. Автомобилисты добрались до ближайшего телефона и позвонили в полицию. Поскольку ситуация на дороге выглядела так, словно машина пережила лобовое столкновение, вытолкнувшее её в кювет, добросердечные свидетели позвонили и в службу "скорой помощи"... Так, без особой причины, на всякий случай.
     В указанное место почти одновременно прибыли патрули дорожной полиции и карабинеров. Выяснилось, что на заднем сидении съехавшей в кювет машины находятся два человеческих тела без признаков жизни - мужское и женское. Тела были до такой степени залиты кровью, что поначалу даже невозможно было понять какие именно раны им причинены - ясно было только, что на телах нет порезов. В вещах убитых были найдены документы, из которых стало ясно, что тела принадлежат Антонелле Миглиорини (Antonella Migliorini), 20 лет и 22-летнему Паоло Майнарди (Paolo Mainardi). Во время осмотра тел полицейские обратили внимание на то, что мужчина ещё жив - его немедленно передали на руки экипажу "скорой помощи" и под охраной направили в больницу.

Антонелла Миглиорини и Паоло Майнарди знали друг друга с самого детства и по воспоминаниям друзей проводили вместе почти всё свободное время. Вместе они прошли по жизни, вместе погибли. Однако общих фотографий от них почти не осталось - Антонелла и Паоло не любили фотографироваться.


     В некоторых иностранных интернет-источниках сообщается, будто тело Майнарди было выброшено из автомашины и находилось возле двери со стороны водителя. Эта информация не соответствует действительности - известна видеозапись рассказа о событиях той ночи врача "скорой помощи", который оказывал первую помощь раненому и лично извлекал его тело из салона автомашины (с заднего сидения). Этого врача зовут Лоренцо Аллегранти (Lorenzo Allegranti) и в дальнейшем нам ещё придётся не раз вспоминать этого человека. Помимо своей воли он оказался втянут в невероятную детективную историю, которую никак нельзя будет обойти молчанием.

     Дальнейшее исследование места преступления показало, что общая картина случившегося была крайне запутанна. Оказалось, что первоначально Майнарди, находившийся за рулём, съехал с шоссе на грунтовую дорогу, совершив правый поворот и загнал автомобиль в тупик на удалении примерно 90 м. направо от основной трассы (если смотреть со стороны Монтеспертоли). Место это находилось в густом, мрачном лесу и его с полным правом можно было бы назвать уединённым, но на самом деле это было не совсем так - расстояние до ближайших домов деревни не превышало 250 м. В принципе, это расстояние покрывалось громким криком. Надо отметить, к лету 1982 г. уже все жители Флоренции и окрестностей были наслышаны о "Монстре" и испытывали немалый страх перед ним, поэтому влюблённые парочки стали парковать свои машины поблизости от жилья - это была своеобразная страховка на случай нападения. В тупике, в котором под густой кроной деревьев Майнарди заглушил двигатель, молодые люди почувствовали себя, видимо, в безопасности и перешли к интимным ласкам, частично раздевшись. Это, однако, не помешало Майнарди заметить приближение к автомашине человека - это был "Монстр", вышедший из леса. Вполне возможно, что преступник чем-то выдал себя, под ногой у него могла хрустнуть ветка или он, оступившись в темноте, упал. Паоло немедленно включил фары и в их свете увидел приближавшегося вооружённого мужчину, которого он, без сомнения, должен был хорошо рассмотреть. Заведя двигатель, Майнарди выжал заднюю передачу и на максимальной скорости повёл машину к шоссе, а разъярённый "Монстр" помчался за ним следом.
    
( в начало )                                                                                          ( продолжение )


eXTReMe Tracker