На главную.
Серийные убийцы. Загадки без ответов.

Флорентийский Монстр. Просто Монстр.
( интернет-версия* )

©А.И.Ракитин, 2011-2012 гг.
©"Загадочные преступления прошлого", 2011-2012 гг.

Страницы :    (1)       (2)       (3)       (4)       (5)       (6)       (7)       (8)       (9)       (10)       (11)       (12)       (13)       (14)       (15)       (16)       (17)       (18)       (19)       (20)

стр. 16


        - Значительные усилия сотрудники возглавляемой Микеле Джуттари спецгруппы затратили на изучение преступлений т.н. "Чудовища из Удине", ещё одного серийного убийцы, наводившего ужас на Северную Италию примерно в одно время с "Флорентийским Монстром".

Поскольку об этом персонаже итальянской криминальной истории русскоязычному читателю практически ничего не известно, имеет смысл остановиться на его похождениях поподробнее. Официально считается, что "Чудовище из Удине", оставшийся подобно "Флорентийскому Монстру" неразоблачённым, начал свой кровавый путь в 1971 г., а закончил в 1989 г. Несомненно, что в каком-то смысле этот преступник предвосхитил "Монстра", послужив тому своеобразным примером. Район его активности располагался примерно в 390 км. к северо-востоку от Флоренции. "Чудовище" несколько раз нападал на людей, сидевших в собственных автомашинах. Так, 21 сентября 1971 г. он выстрелами из пистолета убил Ирен Беллетти, находившуюся за рулём своей машины. Кстати, это преступление считается первым в списке "Чудовища из Удине". Ровно через пять лет - 21 сентября 1976 г. - на том же самом месте была застрелена из того же самого пистолета Мария Луиза Бернардо, также находившаяся в своей машине. Преступник явно отпраздновал пятилетие своих убийственных развлечений, практически "один в один" воспроизведя своё первое убийство. Это стало сенсацией даже для Италии тех лет, страны, в которой террористы всех мастей взрывали и расстреливали людей чуть ли не ежедневно. "Чудовище из Удине" явно тяготел к символизму, что проявилось 14 сентября 1981 г., когда он совершил двойное убийство в стиле "Флорентийского Монстра". В тот день около 23:00 он расстрелял Мару Лупьери (Mara Lupieri) и Марко Мармаи (Marco Marmai), занимавшихся сексом в автомашине последнего. Это двойное убийство было совершено в седьмую годовщину первого нападения "Флорентийского Монстра", которое, как помнит внимательный читатель, произошло 14 сентября 1974 г. в Борго-Сан-Лоренцо (тогда были убиты Стефани Беттини и Паскуале Джентилкоре). "Чудовище из Удине", первоначально расстреливавший свои жертвы из пистолета и быстро покидавший место преступления, постепенно стал модифицировать свою манеру действий и от стрельбы перешёл к использованию ножа. В чём-то он повторял манипуляции "Флорентийского Монстра", т.е. уродовал тела жертв разрезами, но в отличие от "Монстра" не вырезал и не уносил с собою фрагменты плоти. По меньшей мере в четырёх эпизодах "Чудовище из Удине" использовал нож: 19 февраля 1980 г. при нападении на Марию Карлу Белоне и её последующем убийстве, 24 января 1983 г. - при убийстве Луаны Джампоркаро, а также 3 марта 1985 г. и 26 февраля 1989 г., когда были убиты соответственно Аурелия Янушкевич и Марина Лепре. Убийство Марины Лепре было последним в списке доказанных преступлений "Чудовища".
     Упомянутые 4 эпизода были очень интересны с точки зрения построения modus operandi ("типовой модели действий") преступника, поскольку все эти эпизоды были практически идентичны. "Чудовище" нападал на одиноких женщин на окраине города Удине, стрелял в них, переносил тела подальше от построек (один раз - в кукурузное поле, в остальных случаях - на пустыри), где раздевал и производил вскрытие тел, подобное тому, какое осуществляют врачи-анатомы. Особенно важным было то, что преступник умело вскрывал брюшную полость, не повреждая кишок - он явно был знаком с общими правилами и специфическими приёмами вскрытия трупов. Во всех четырёх случаях убийца, производя разрез живота, обходил пупок справа, делая полукруглый разрез именно так, как это делают патологоанатомы. Для того, чтобы живот свободно раскрылся подобно сумке, необходимо перерезать толстые прямые мышцы живота, расположенные в нижней части брюшины - и об этом знают только специалисты (хирурги и анатомы). "Чудовище из Удине" во всех четырёх случаях перерезал прямые мышцы, причём все свои манипуляции он производил в темноё время суток, в зимнее время года и с минимальными затратами времени (без лишних или ошибочных надрезов или разрезов). Всё это заставило думать, что убийца либо работал патологоанатомом, либо обучался этой профессии. После вскрытия тел, изувер какое-то время проводил рядом с трупами, видимо, рассматривая добычу и занимаясь мастурбацией. Он извлекал органы, но никогда не забирал их с собою, всегда оставляя на месте обнаружения тел. Из четырёх женщин, чьё убийство и вскрытие осуществил "Чудовище из Удине", две проходили лечение от наркозависимости в специальных клиниках, а две - имели отклонения в психике и в разное время попадали в психиатрические больницы. Данные обстоятельства ещё более укрепляли уверенность следователей в том, что преступник имеет какое-то отношение к медицине. Всего за период своей активности (сентябрь 1971 г. - февраль 1989 г.) "Чудовище из Удине" убил 16 человек и в конце-концов, так и остался ненайден. Никто никогда не связывал этого "серийника" с "Флорентийским Монстром": то, что это разные преступники, было очевидно всем, причастным к следствию, однако Микеле Джуттари предположил, что "Чудовище из Удине" был таким же наймитом тайной сатанинской секты, что и Пьетро Пачиани. Все случаи нападений "Чудовища" были проверены сотрудниками ГИДЕС в надежде отыскать свидетельства того, что преступник всё же похищал какие-то фрагменты плоти или внутренние органы. Если бы это удалось доказать, то теория Джуттари и Карлиццы о существовании секты, практикующей человеческие жертвоприношения, получила бы некоторое подтверждение, пусть и косвенное. Но таких данных найти не удалось - "Чудовище из Удине", видимо, просто развлекался, разрезая тела убитых женщин, во всяком случае, человеческую плоть и внутренности он с собою не уносил.
     Перечисленного выше достаточно, чтобы понять, какой огромный объём работы по изучению преступлений прошлых лет проделали сотрудники ГИДЕС. Однако постепенно основное внимание Джуттари и его подчинённых оказалось сосредоточено на трагическом событии, не попавшим в приведённый выше список. Речь идёт о цепочке довольно странных происшествий, берущих своё начало 8 октября 1985 г. на озере Тразимено (более известном русскоязычным читателям из учебников истории древнего мира как Тразиментское - там Ганнибал в 217 г. до н.э. наголову разгромил римские войска). Озеро это удалено от Флоренции примерно на 110 км. и находится в райне, который никогда не был связан с активностью "Флорентийского Монстра", но данное обстоятельство ни в малейшей степени не остановило детективов Джуттари.
     Что же такого необыкновенного произошло 8 октября 1985 г., что через 15 лет повлекло разворот расследования совершенно в неожиданном направлении? В тот день в водах озера Тразимено погиб молодой, но подававший большие надежды врач Франческо Нардуччи, гастроэнтеролог по своей лечебной специализации, практиковавший в больнице "Монтелуче" (Monteluce) в г. Перуджа, и по совместительству преподававший в местном университете. Что более существенно - Франческо являлся старшим сыном известного всей женской половине населения Перуджи доктора-гинеколога Уго Нардучии. Род Нардуччи не только был знатен, поскольку восходил к средневековому итальянскому дворянству, но и весьма богат благодаря весьма удачному преумножению средств на протяжении нескольких последних поколений - среди Нардуччи были банкиры, политики, научные деятели и все они были так или иначе успешны в материальном отношении. Уго Нардуччи являлся отцом двоих сыновей - упомянутого Франческо и Пьерлуки (Pierluca). Помимо братьев в список близкой родни необходимо добавить жену Франческо по имени Франческа (разница с мужским именем в последней букве), в девичестве Спагноли, и её отца Джанни Спагноли. Важно отметить, что Уго Нардуччи, его младший сын Пьерлука и свёкр Джанни Спагноли являлись членами масонской ложи "Берлуччи" (Bellucci) - данное обстоятельство весьма важно в контексте последующего изложения событий. И что ещё более интересно - Уго Нардуччи являлся лучшим стрелком местного аристократического стрелкового клуба, куда он ходит попрактиковаться в стрельбе не реже раза в неделю. Излюбленным оружим Уго, как может догадаться проницательный читатель, была beretta калибра .22... но это не более чем совпадение, мало ли кто практикуется в стрельбе из этого пистолета "на все времена", не правда ли?
     Итак, в последний день своей жизни - 8 октября 1985 г. - Франческо Нардуччи работал в больнице до 13:00, затем отправился домой, где появился около 13:30. Он пообедал с женой Франческой, сказал ей, что намерен вернуться в больницу и поработать там ещё какое-то время, но вместо этого поднялся на второй этаж виллы и около 14:00 позвонил владельцу причала в небольшом населённом пункте Сан-Фелисиано на восточном берегу озера Тразимено. Франческо имел собственную моторную лодку, на которой любил покататься по озеру, у самой воды которого, кстати, были расположены некоторые особняки, принадлежавшие их роду (не ему лично). В тот день он поинтересовался у владельца причала, готова ли лодка к путешествию? Получив утвердительный ответ, Франческо спустился к супруге, нежно попрощался с нею и, ещё раз объявив, что направляется на рабочее место, сел за руль своей красной "хонды". И уехал.
     До этого момента всё выглядело как обычно. Ну, или почти как обычно. Но дальше начинаются фокусы. Франческо вместо клиники направился на одну из пустующих вилл своего отца, от которой у него имелись ключи, и написал там письмо, которое было оставлено на подоконнике в гостиной первого этажа. Письмо это (или записка) так никогда и не было найдено и содержние и написанного никогда не стало известно. По крайней мере, официально. Однако полиция знала, что упомянутое письмо существовало, хотя и отказывалась обнародовать источник своей информированности в этом вопрсое. Итак, написав таинственное письмо, адресованное, по-видимому, отцу, Франческо сделал кое-что неожиданное - он, предположительно, переоделся (sic! - данный нюанс важен, на это следует обратить внимание). После всего этого Франческо возвратился к своей красной "хонде" и покинул виллу. Особо отметим, что данный визит никогда не был доказан официально, хотя Джуттари спустя два десятилетия утверждал, что ему достоверно известно о том, что он состоялся.
     На автомашине молодой врач доехал до Сан-Фелисиано, где припарковал её на стоянке у будки смотрителя пристани. Франческо немного поговорил со смотрителем Пеппино Тровати, который напомнил ему, что в бензобаке лодки топлива "примерно наполовину" и об этом не надо забывать, катаясь по озеру. Франческо поблагодарил смотрителя и отправился к лодке... нет! не пешком, аристократы пешком не ходят! Франческо пересел на свой мотоцикл, который стоял здесь же, на парковке, и проехал последние 200 м. на мотоцикле. И то сказать - не барское дело топтать туфли по песку! Надо ли подчёркивать особо, что мотоцикл Франческо Нардучии был красного цвета? Итак, подъехав на красном мотоцикле к своей лодке (не надо смеяться - лодка тоже была красной!), врач отчалил в безмятежную даль водной глади озера Тразимено.
     Что последовало дальше?
     Всякий проницательный читатель murders.ru без затруднений ответит - более нашего любителя красного цвета никто в живых не видел. И будет прав, поскольку Франческо Нардуччи таинственным образом исчез ясным и жарким осенним днём посреди не очень большого и довольно оживлённого озера. В 18:00, когда вечерние сумерки стали сгущаться, господин Тровати позвонил Пьерлуке, брату Франческо, и сообщил об отсутствии последнего. Разумеется, он не забыл упомянуть о полупустом (или наполовину полном - это как посмотреть) бензобаке лодки. Пьерлука примчался к пристани и быстро договорился с одним из местных рыбаков выйди в озеро на поиски брата. Одновременно он распорядился, чтобы Тровати позвонил в местное отделение Корпуса карабинеров и сообщил о происшествии. Карабинеры реально могли помочь в поисках, поскольку в их распоряжении имелись моторные лодки и местное отделение Корпуса было ответственно за поддержание порядка как в окрестностях Тразимено, так и на трёх островах этого озера. Тровати выполнил просьбу Пьерлуки Нардучии, его телефонный звонок карабинерам был зафиксирован в дежурном журнале местного отделения Корпуса в 18:30.
     Отец и брат исчезнувшего сделали всё возможное для быстрого развёртывания поисковой операции. Как было сказано, Пьерлука лично вышел в озеро вместе с одним из местных рыбаков, всё время выкрикивая в темноте имя брата и подавая сигналы фонарём. Уго Нардучии в это время обзванивал всех знакомых, имевших лодки, и просил помочь личным участием. К ночи уже более десятка всевозможных плавстредств бороздили водную гладь в поисках исчезнувшей красной лодки. Подключились и карабинеры, выславшие на дежурство все имевшиеся в их распоряжении водные патрули.

     Озеро Тразимено не очень-то и велико - в самой широкой части менее 16 км., а от пристани в Сан-Фелисиано до ближайшего острова Польвезе (Polvese), самого большого из трёх островов на озере Тразимено, всего-то пара км. Прочесать этот район катерами даже двигаясь на миниальной скорости - дело несложное и притом скорое. Однако проходил час за часом, а исчезнувшей лодки и её обладателя отыскать не удавалось. Возникло предположение, что на лодке Франческо могло закончиться топливо и судёнышко, лёгшее в дрейф, могло отнести в другую часть озера. Это расширяло район поиска, но отнюдь не делало данное мероприятие безнадёжным. Все участники поисковой операции были уверены, что в течение ближайших часов, максимум - ночи, "потеряшка" отыщется целым и невредимым.
     Около полуночи Уго Нардучии, наконец, решил отзвониться невестке и сообщить ей последние новости. Он хотел пригласить Франческу приехать в Сан-Фелисиано, чтобы она была рядом, когда отыщут её мужа. Ведь тот, вполне вероятно, мог простудиться и нуждаться в медицинской помощи. В любом случае, присутствие жены ему не помешало бы. Ответ Франчески поразил Уго Нардуччи и всех, кто был рядом - она заявила, что не купится на эту мистификацию и её муженёк может продолжать спокойно отдыхать со своей новой любовницей. Первая реакция жены на случившееся довольно интересна, она позволяет судить об отнюдь не безоблачных отношениях между супругами. В общем, дальнейшие поиски продолжались без присутствия жены исчезнувшего Франческо.
     Утро и следующий день ясности случившемуся на озере не добавили. Информация об исчезновении красной лодки стала известна всем, жившим по берегам, и десятки плавстредств вышли на воду, в поисках молодого врача. Наконец, около 16 часов дня, лодка Франческо Нардуччо была обнаружена в тростнике у северного берега острова Польвезе. Красную лодку обнаружили местный житель Уго Манчинелли и Пьерлука Нардуччи. Лодка была пуста, в ней находились солнезащитные очки, пачка сигарет и бумажник с документами Франческо Нардуччи. Ключи были вставлены в замок зажигания двигателя. Пьерлука без труда узнал вещи брата и с этого момента судьба Франческо сомнений почти не вызывала - его явно уже не было в живых. Оставалось лишь выяснить в силу каких причин это случилось: самоубийство? несчастный случай? убийство?
     Розыски продолжались и наконец 13 октября 1985 г. тело Франческо было найдено примерно в 200 м. севернее острова Польвезе, неподалёку от того места, где в тростнике несколькими днями ранее нашли его лодку. Всплывшее тело заметил местный рыбак Уго Байокко, 48 лет, который весь день занимался поисками пропавшего врача. На трупе была надета голубая замшевая куртка, синяя рубашка и брюки от костюма с некогда наглаженными "стрелками". Это была не та одежда, в которой Франческо уходил из дома - и на это обстоятельство его вдова сразу же обратила внимание, едва только увидела тело. Октябрь в том году выдался замечательно тёплый, температура воды в озере Тразимено не опускалась ниже 10°С, так что посмертные изменения за минувшие пять суток оказались очень выражены. Тело Франческо Нардуччи страшно изменилось, кожа почернела и на руках она слезала точно перчатки, с ногтями, а на голове - вместе с волосами; веки раздулись так, что их невозможно было раскрыть, торс невероятно раздался во все стороны, превратив стройного подтянутого мужчину в неузнаваемого толстяка.
     Тело подняли из воды карабинеры и доставили к пирсу, где их прибытия уже ожидала целая группа родственников и знакомых погибшего, а также официальные лица.

13 октября 1985 г. Катер карабинеров с трупом Франческо Нардуччи на борту подошёл к пирсу в Сан-Фелисиано.

Среди встречавших находилась Франческа Нардуччи, вдова погибшего, его отец, брат, а также некоторые друзья семьи. Особо отметим присутствие на пирсе нескольких медиков, а именно - Антонио Морелли, многолетнего друга и коллеги Франческо Нардуччи по работе в больнице "Монтелука", и двух профессоров медицины - Джованни Чеккарелли и Марио Белуччи. Первый преподавал судебную медицину в местном университете, а второй являлся лечащим врачом семейств Нардуччи и Спагноли. Кроме них присутствовала врач местной больницы Донателла Сепполони, ей предстояло подписать разрешение на захоронение без судебно-медицинского исследования найденного тела. Тут же находился комиссар Трио, начальник полиции района Перуджа, член той же масонской ложи, что Уго Нардуччи и Джанни Спагноли.

  
Тело Франческо Нардуччи вынесено из катера на пирс.


     Найденное в воде тело вынесли на пирс, уложили, осмотрели карманы, сфотографировали, после чего уложили в заранее подготовленный гроб и на руках отнесли к катафалку, стоявшему на берегу. Далее катафалк отвёз тело на виллу Уго Нардуччи, где оно находилось вплоть до времени похорон 15 октября 1985 г. Франческа Нардуччи, вдова покойного, и его друг Антонио Морелли настаивали на проведении судебно-медицинского вскрытия, однако профессора Чеккарелли и Белуччи заявили, что для этого нет никаких оснований. Смерть из-за утопления представлялась им очевидной. Мнение профессоров оказалось решающим для Сепполони и она подписала официальное разрешение на захоронение. На основании этого документа комиссар Трио отказал в возбуждении уголовного расследования. 15 октября 1985 г. Франческо Нардуччи был погребён рядом с семейным склепом на фамильном участке кладбища и история его жизни и смерти этим действом была окончена.

  
Sic transit gloria mundi! Недолгое 10-минутное совещение над трупом и врач местной больницы Донателла Сепполони согласилась подписать разрешение на захоронение найденного тела без вскрытия. Авторитета двух профессоров медицины и начальника местной полиции, а также отца и брата погибшего, вполне хватило на то, чтобы уговорить молодую женщину принять единственно правильное решение. А заранее приглашённые господа из похоронной компании поспешили доставить на пирс заблаговременно приготовленный гроб.


     Но через 14 лет главный инспектор уголовной полиции Флоренции Микеле Джуттари вернулся к этой истории и посмотрел на произошедшее тогда под новым ракурсом. Что же смутило главного инспектора и его подчинённых из спецгруппы ГИДЕС?
     Многое:
        - Тело, извлечённое из катера карабинеров и уложенное на пирсе в Сан-Фелисиано, весьма мало походило на тело Франческо Нардуччи. Просто потому, что этот труп был заметно выше ростом. Официально рост найденного утопленника никем не был зафиксирован и Джуттари попросил криминалистов сделать это, используя старые фотографии. Зная размер плитки, которой был замощён пирс, криминалист прикинул рост утопленника, который оказался на 8 см. выше истинного роста Франческо Нардуччи;
        - Найденный в водах озера Тразимено 13 октября 1985 г. труп был одет несколько иначе, нежели Нардучии. На Франческо, когда тот уходил из дома, была красная рубашка-тенниска "Lacoste" на трёх пуговицах с коротким рукавом, голубые джинсы и синяя замшевая куртка, которую Франческо прихватил на случай вечернего похолодания (октябрь 1985 г. был очень жарким и в дневное время куртка была совсем не нужна). Труп же, найденный 13 октября, был одет в обычные брюки от костюма с заглаженными стрелками, классическую синюю рубашку и ту самую замшевую куртку. Плюс к этому - подтяжки, что никак не соответствовало имиджу спортивного, поджарого Нардуччи, никогда не нуждавшегося в подтяжках. Если Франческо переоделся в доме отца, то непонятно для чего он это сделал - джинсы и рубашка "Lacoste" подходили для прогулки по воде намного лучше. Кроме того, исчезнувшие джинсы и рубашка-тенниска так никогда и не были возвращены вдове - эти детали одежды просто исчезли;
        - Антонио Морелли при личной встрече с Микеле Джуттари заявил, что его очень удивила хорошая сохранность водительского удостоверения, извлечённого из кармана замшевой куртки при осмотре трупа на пирсе. Удостоверение на имя Франческо Нардуччи совсем не пострадало от воды, хотя не было пластиковым! За 5 суток пребывания в воде картон обязательно должен был размокнуть, однако, этого не случилось. Морелли обратил на эту странность внимание всех, присутствовавших на пирсе, но его замечание было проигнорировано;
        - Однако кроме этого, Морелли сказал при встрече с Джуттари и кое-что ещё крайне интересное. Он утверждал, что поехал на своём автомобиле за катафалком и присутствовал при выгрузке гроба с телом утопленника из машины в гараже на вилле Уго Нардуччи. Там гроб был открыт ещё раз и Морелли получил возможность вторично увидеть найденное в озере тело. Его плоть была в очень плохом состоянии, процесс гниения зашёл уже далеко, волосы прядями отставали от головы и потому "труп был почти лысым". Антонио Морелли в тот вечер прямо заявил Уго Нардуччи, что "этот утопленник" кажется ему совсем непохожим на Франческо и опять заговорил с отцом друга о необходимости судебно-медицинского исследования тела, в т.ч. и с целью его точной идентификации. Уго Нардуччи промолчал, было заметно, что этот разговор ему очень неприятен. На следующий день - т.е. 14 октября 1985 г. - Морелли вновь приехал на виллу, где тело его друга было выставлено для прощания. Каково же было изумление Морелли, когда он увидел в гробу... настоящего Франческо Нардуччи! Раздувшееся тело неизвестного утопленника исчезло, а вместо него в том же самом гробу теперь лежал хорошо узнаваемый Франческо! Плоть его почти не была затронута тленом, а все волосы оставались на месте. Морелли прямо заявил Джуттари, что по его мнению, на вилле Уго Нардуччи одновременно находились два трупа - его сына и неизвестного утопленника. Столкнувшись с недоверием Морелли, открыто заявившего, что тело из озера не принадлежит Франческо, отец поспешил произвести подмену, тем самым упредив все разговоры на эту тему;
        - Антонио Морелли заверил Джуттари, что вдова исчезнувшего Франческо Нардуччи, не признала труп при его осмотре на пирсе. Она без лишних словопрений сказала, что это тело не её мужа. Однако данное утверждение было проигнорировано присутствовавшим здесь же начальником полиции Трио, который всё равно оформил постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту смерти Франческо Нардуччи. Когда же в 1999 г. Джуттари встретился с Трио, комиссар полиции полностью опроверг слова Морелли, заявив, что это всё - выдумки и ситуация была прямо обратная. По его уверению Франческа Нардучии без колебаний опознала в утопленнике тело своего мужа;
        - Однако рассказ Антонио Морелли отчасти подтверждался тем, что спустя месяц со времени похорон Франческо Нардуччи, его вдова заявила при свидетелях, что не считает отца и брата своего мужа родственниками и не желает иметь дел с родом Нардуччи. По общему мнению, Франческа считала, что Уго и Пьерлука Нардуччи повинны либо в убийстве Франческо, либо сокрытии информации об убийстве;
        - В ходе сбора информации об обстоятельствах смерти и захоронения Франческо Нардуччи, члены ГИДЕС сделали в высшей степени неожиданное открытие. Оказалось, что на латунной пластине, привинченной к гробу утонувшего врача, была выгравирована дата смерти, не соответствовавшая времени исчезновения. Вместо 8 октября 1985 г. на гравировке было указано "9 октября 1985 г.". Это странное несовпадение сразу же привлекло внимание всех, кто присутствовал на процедуре прощания с Франческо 14 октября. Отцу указали на странность гравировки, но Уго Нардуччи отделался неопределённым ответом, что это, дескать, ошибка мастера. Хотя эту ошибку можно было элементарно исправить, заказав новую табличку, Уго Нардуччи отказался это сделать, оставив всё как есть. Узнав о странном нежелании отца исправить дату смерти сына, Микеле Джуттари сразу же рассудил, что Уго Нардуччи лучше прочих знает истинное время случившегося, просто он никому ничего не хочет объяснять. И именно поэтому 9 октября 1985 г. является истинной датой умерщвления Франческо.

     Однако, кроме вышеперечисленного, Микеле Джуттари знал кое-какие детали, в которые не были посвящены посторонние. Изучая материалы расследования преступлений "Флорентийского Монстра", главный инспектор припомнил об одной операции, проведённой сотрудниками целевой группы после убийства французских туристов на поляне в лесу Скопети. Речь идёт об обыске квартиры в городке Фолиньи (Foligno), в которой по сообщению секретного агента полиции, находилась ёмкость с... куском человечесой плоти в формалине. Согласно сообщению информатора, квартира эта была расположена в историческом центре города на улице позади бара "Jolly" (без указания точного адреса); в агентурном донесении приводились приметы мужчины, который в этой квартире появлялся - тот обычно ходил в синих джинсах, вместо часов носил золотой браслет, постоянно пользовался чёрными очками, отпускал щетину, в стиле голливудских киноактёров, или бородку. Имени этого мужчины информатор не знал, зато это сумели узнать полицейские. Этим человеком оказался... Франческо Нардуччи, снявший квартиру в Фолиньи втайне от своей жены. Обыск там был проведён 30 сентября 1985 г., т.е. спустя 3 недели со времени убийства французских туристов и за неделю до странной гибели Франческо Нардуччи в водах озера Тразимено. Подняв документы финансовой отчётности за тот период, Микеле Джуттари установил, что обыск квартиры Нардуччи проводился с 22:00 до 04:00 часов и был оплачен как сверхурочная работа. Из зарплатной ведомости главный инспектор узнал фамилии участников обыска и его руководителя - им оказался хорошо знакомый читателям этого очерка маршал Корпуса карабинеров Минолити, тот самый, который через несколько лет заподозрил, что Руджеро Перуджини подбросил гильзу класса Н 22-го калибра под яблоньку в саду Пьетро Пачиани. За эту свою прозорливость Минолити, как было написано выше, был изгнан из межведомственной группы САМ.
     Джуттари встретился с Минолити и тот припомнил обстоятельства обыска, даже сумел по памяти восстановить план квартиры. А потом ошарашил главного инспектора сообщением о том, что упомянутая квартира обыскивалась дважды! Второй раз это случилось сразу после того, как стало известно об исчезновении Франческо Нардуччи. Джуттари проверил это сообщение и выяснил, что карабинер не ошибся - повторный обыск квартиры был действительно проведён в период с 17:00 до 20:00 9 октября 1985 г. Оба обыска были безрезультатны, ничего подозрительного в квартире Нардуччи отыскать не удалось, но внимание Джуттари в данном случае привлекло вовсе не это. Ему был важен тот факт, что погибший при странных обстоятельствах молодой крепкий мужчина перед самой смертью попал в разработку группы САМ. И кто знает, уж не явилась ли его странная смерть следствием полицейского обыска, проведённого за неделю до гибели?
     Неужели кто-то ловко и быстро замёл следы под самым носом межведомственной группы господина Руджеро Перуджини? Микеле Джуттари ответил на этот вопрос положительно и это обусловило то, что изучение всех аспектов жизни и смерти Франческо Нардуччи стало главной задачей ГИДЕС на несколько последующих лет.
    
    
( на предыдущую страницу )                                                                                               ( на следующую страницу )

eXTReMe Tracker