На главную.
Серийные убийцы. Загадки без ответов.

Флорентийский Монстр. Просто Монстр.
( интернет-версия* )

©А.И.Ракитин, 2011-2012 гг.
©"Загадочные преступления прошлого", 2011-2012 гг.

Страницы :    (1)       (2)       (3)       (4)       (5)       (6)       (7)       (8)       (9)       (10)       (11)       (12)       (13)       (14)       (15)       (16)       (17)       (18)       (19)       (20)

стр. 17


     Прежде всего, детективы обратили внимание на то, что Франческо Нардуччи любил красный цвет - он носил красные рубашки, куртки, носки, все его автомобили и мотоциклы были красными. А машина "Флорентийского Монстра" описывалась свидетелями как имевшая именно такой цвет. Правда, официально признанным "Монстром" Пьетро Пачиани катался на белом ford'е и на этом основании показания свидетелей считались неточными, но... что если на самом деле свидетели не ошибались? Просто видели они не автомашину Пачиани, а машину Нардуччи?


     Джуттари потребовал, чтобы его подчинённые тщательнейшим образом проверили alibi Франческо Нардуччи на все даты нападений "Флорентийского Монстра". И выяснилось любопытное - ни на одну из дат утонувший гастроэнтеролог не имел действительно надёжного alibi. Более того, обнаружилось довольно интересное совпадение. После бракосочетания с Франческой, проверяемый улетел в Филадельфию, в США, где пробыл почти месяц, и вернулся в Италию как раз в день убийства "Монстром" Сюзанны Камби и Стефано Балди, которое произошло, напомним, поздним вечером 6 октября 1981 г. Уго Нардуччи великолепно стрелял из berett'ы 22-го калибра и сын его, безусловно, имел навык обращения с таким пистолетом. Всё это заставляло Джуттари посмотреть на Франческо Нардуччи как на не простую жертву таинственного убийства, а серьёзного кандидата на роль "Флорентийского Монстра".
     Многие защитники Пачиани, Ванни и Лотти смеялись над тем, что правоохранительные органы "назначили" на роль искусного и ловкого убийцы стариков и инвалидов - теперь же ГИДЕС располагала действительно отличным кандидатом: молодым, ловким, спортивным, с полноценным медицинским образованием. И тот факт, что "Монстр" прекратил свою "охоту на людей" в сентябре 1985 г. теперь получал вполне здравое и логичное объяснение - убийца погиб на озере Тразимено 8 октября того года и продолжать "охоту" просто-напросто стало некому. "Старички" Пачиани, Ванни и Лотти могли привлекаться к совершению преступлений в качестве помощников, но для самостоятельных нападений не годились - теперь Джуттари был готов с этим согласиться (к слову, уж коли упомянуты в этом месте Ванни и Лотти, то можно добавить, что примерно в то же самое время, т.е. в 1999 г., они подавали апелляции в Апелляционный суд, подобно тому, как это сделал Пьетро Пачиани несколькими годами ранее. Впрочем, не зря ведь существует пословица, гласящая, последователям - неудачный пример. Приговоры отменены не были, лишь срок тюремного заключения Лотти был уменьшен до 18 лет - ему зачли активное сотрудничество с прокуратурой во время подготовки судебного процесса).
     Разумеется, в ходе начатого расследования обстоятельств смерти Франческо Нардуччи, большое значение приобретали воспоминания о событиях тех давно минувших дней его вдовы, Франчески. Через много лет она рассказывала журналистам, как её несколько месяцев донимали расспросами и сам Джуттари, и люди из его команды. Они настойчиво предлагали вспомнить, что-нибудь необычное, ведь что-то необычное обязательно должно было быть в их отношениях. Франческа говорила об этом не без толики иронии, но её воспоминания о совместной жизни с погибшим мужем действительно оказались весьма своеобразны.
     Франческа Спагноли, родившаяся в 1961 г., происходила из весьма зажиточной семьи потомственных кондитеров. Её бабушка изобрела оригинальный рецепт шоколада, патент на который принёс семье первые большие деньги, а отец открыл по всей северой Италии сеть фирменных кондитерских, сделавших к середине 70-х годов прошлого века их семью долларовыми миллионерами. Франческа познакомилась со своим будущим мужем в 1976 г. - тот был настоящим мачо, по-русски говоря, бабником, хотя тогда юная Франческа этого в должной степени не оценила. Франческо Нардуччи был старше неё на 12 лет, в 1974 г. он с отличием закончил университет и даже был удостоен особой денежной премии как лучший выпускник года. На юную деву искушённый ловелас произвёл неизгладимое впечатление. Их роман в 1976 г. развивался стремительно - уже на втором свидании Нардуччи пригласил свою знакомую прокатиться на красной лодке по озеру Тразимено. Та не устояла и прямо посреди озера заглушив мотор, парочка предприняла попытку заняться сексом. Но Франческа была девственницей, и потому развлечения в лодке ограничились поцелуями и довольно невинными объятиями. До секса дело дошло чуть позже, когда Нардуччи подогнал лодку к острову Польвезе и парочка сошла на берег. Там, в руинах разрушенного замка, любовники нашли достаточно комфортное местечко, чтобы осуществить задуманную дефлорацию. Впрочем, в 1976 г. роман долго не продлился - отец Франчески, узнав, что доченька гуляет с мужчиной старше неё на 12 лет, пришёл в ярость и отправил Франческу на учёбу в Великобританию. Там она пробыла 4 года и следующая встреча с Нардуччи произошла только в 1980 г.

    
Франческо Нардуччи. Потомок богатого рода, успешный во всех своих начинаниях, студент-отличник, затем успешный врач, настоящий плейбой, одержимый всеми на свете худенькими брюнетками. Он любил не только женщин, но и красные моторные лодки, красные автомобили, красные мотоциклы, красные рубашки и носки. Своей необычной смертью Нардуччи задал загадку, которая повернула расследование преступлений "Флорентийского Монстра" в совершенно неожиданное русло.


     Роман вспыхнул с новой силой, но на этот раз Джанни Спагноли, папаша Франчески, смотрел на любовные похождения дочурки сквозь пальцы. Причина столь странной перемены была далеко не очевидна и даже дочь поняла это не сразу - просто за минувшие четыре года Спагноли вступил в ту же самую масонскую ложу, членами которой были Уго и Пьерлука Нардуччи, то бишь отец и младший брат ухажёра. 20 июня 1981 г. Франческа Спагноли и Франческо Нардуччи бракосочетались. После шикарного медового месяца молодой муж почти сразу улетел в командировку в США. Вернулся он оттуда, как было написано выше, буквально перед самым убийством Сюзанны Камби и Стефано Балди.
     Довольно скоро обнаружились негативные стороны брака. Прежде всего, выяснилось, что Франческа не может забеременеть и причина этого коренится в её муже. Он не был полностью бесплоден, но количество живых сперматозоидов в эякуляте надо было повышать и Нардуччи этим занимался все оставшиеся годы жизни. Безуспешно, впрочем, ибо зачать ребёнка чета так и не смогла. Кстати, вполне возможно, что именно сексуальная несостоятельность толкала Франческо на постоянные измены - его мачизм не только не исчез в браке, но напротив, принял форму какой-то одержимости. Франческа вовсе не по злобе отказалась ехать искать мужа в ночь его исчезновения - она была абсолютно уверена в том, что тот загулял с очередной молодой дурочкой и звонок отца с рассказом о его исчезновении является всего лишь "дымовой завесой", призванной хоть как-то объяснить неявку мужа к семейному очагу. Прогулка на катере по озеру Тразимено была излюбленным способом Нардуччи соблазнять женщин - такая прогулка романтична, необычная, сам хозяин лодки выглядит просто неотразимым... Франческа сама прошла через соблазнение в лодке и знала, как подобные прогулки действуют на женщин. Лишь на второй день, когда выяснилось, что муж её не появился на работе, она поверила в искренность заявления о его исчезновении и примчалась на пристань в Сан-Фелисиано.
     В последний год супружеской жизни, как отмечала Франческа, муж стал явственно отдаляться от неё и замыкаться в себе. Он переживал депрессию, упадок сил, он находился во власти мрачных предчувствий. По словам вдовы, незадолго до гибели на озере Франческо расплакался, чего с ним прежде никогда не бывало. Его пониженное настроение жена объясняла переживаниями, связанными с невозможностью иметь детей. Джуттари на сей счёт, разумеется, придерживался иной точки зрения. В последний день - 8 октября 1985 г - встреча супругов получилась незапланированной : расставаясь в восемь часов утра они оба сообщили, что не придут домой обедать и... оба явились. Трудно отделаться от ощущения, что со стороны Франческо Нардуччи велась какая-то игра, в которую он не был намерен посвящать жену. И дальнейшие его действия выглядят довольно странными - он якобы разговаривал по телефону с больницей, хотя никто в больнице этого звонка не подтвердил, заявил, что отправляется туда, чтобы продолжить приём больных, хотя и не подумал этого делать... Слишком много вранья и недомолвок для порядочной семьи, слишком много!
     Джуттари чрезвычайно интересовали особенности секса с Франческо Нардуччи. Он был уверен, что "Флорентийский Монстр" должен обязательно иметь сексуальную девиацию, у него должна быть какая-то ненормальность и эта ненормальность обязательно должна обратить на себя внимание интимного партёра. Франческа некоторое время уклонялась от ответов на подобные вопросы, по поняв, что отвечать всё же придётся и обмануть специалистов не удастся, рассказала о действительно странной девиации, которая наблюдалась у её покойного мужа. Первые половые акты с ним проходили "как обычно, как у всех", но в скором времени Франческо предложил своей молодой жене перед половым актом... сделать инъекцию валиума внутривенно. И такой способ совокупления стал обычным - муж давал жене успокоительное и та просто засыпала во время секса. Именно поэтому Франческа не испытывала оргазма - она просто спала.
     Этому признанию любой криминальный психолог мог дать только одно объяснение - склонность осуществлять совокупление с обездвиженным телом свидетельствует о латентной некрофилии. И даже не очень латентной, если принять во внимание, как далеко зашёл господин Нардуччи в обездвиживании своего полового партнёра. Разумеется, звучало это не очень хорошо для Франческо Нардуччи, поскольку Микеле Джуттари, собирая информацию о нём, всё более и более укреплялся в мысли, что нашёл того самого "Основного Флорентийского Монстра", которого так не хватало все эти годы в хитроумном паззле, безуспешно складываемом итальянской полицией.

     Кстати, информация о том, что Нардуччи предпочитал далеко не традиционные формы секса, нашло неожиданное подтверждение несколько позже, когда ГИДЕС приступила к планомерным допросам друзей погибшего врача и его коллег по работе. Было установлено, что Франческо Нардуччи любил устраивать оргии с проституками, во время которых активно использовались садо-мазохистские приёмы и атрибутика. Женщинам даже больше платили, чтобы они терпели сексуальные изыскания Нардуччи и его друзей. Полиции удалось найти и допросить одного из участников этих садомазохистских сессий, доктора Фаррони, коллегу Нардуччи по работе в клинике гастроэнтерологии.
     Т.о. получалось, что погибший тяготел к тяжёлым и выраженным сексуальным девиациям - некрофилии и сексуальному садизму. Эти отклонения в различным вариациях и комбинациях с другими перверсиями наблюдаются у подавляющей части серийных убийц. Нетрудно догадаться, что Джуттари весьма приободрился, получив информацию о развлечениях покойного Франческо Нардуччи - главный инспектор расценил полученные сведения как знак того, что идёт по правильному следу.
     Продолжая расспросы вдовы Франческо Нардуччи, главный инспектор и его помощники из ГИДЕС сделали ещё кое-какие чрезвычайно интересные открытия.

Франческа Спагноли, вдова Франческо Нардуччи, рассказала Микеле Джуттари немало о своём покойном муже. Её бесхитростные откровения вольно или невольно поставили врача-гастроэнтеролога в самый центр продолжительного расследования ГИДЕС. Бедная вдова даже не предполагала, какой фонтан детективной фантазии разбудила в умах отдельных представителей правоохранительных органов. В 2010 г. Франческа Спагноли честно созналась журналистам, что десять лет назад очень обижалась, когда её называли женой убийцы. Это как раз тот случай, про который в России говорят, что "молчание - золото".

Детективы ГИДЕС узнали, что в период с 1959 г. по 1964 г. совсем юный тогда Франческо проживал в городе Фолиньи, с которым у него были связаны весьма романтические воспоминания. И неудивительно, что именно в Фолиньи он тайно от жены на протяжении ряда лет снимал квартиру, которую в 1985 г. оперативники САМ дважды обыскивали - сначала за неделю до гибели Франческо, а затем на следующий день после того, как стало известно о его исчезновении. Более того, после бракосочетания Франческо взял за правило регулярно уезжать во Флоренцию, примерно раз или два в месяц. Свою молодую жену он с собою не брал, отговариваясь тем, что поездки имеют деловой характер и предпринимаются в интересах семьи. Эти поездки чрезвычайно заинтересовали Джуттари. Он стал собирать сведения о последнем периоде жизни Франческо Нардуччи (т.е. после бракосочетания) и с удивлением узнал, что во Флоренции тот бывал на самом деле всего один только раз! Так куда же и для чего он регулярно ездил на протяжении нескольких лет?
     Офицерам ГИДЕС удалось разгадать эту загадку и ответ оказался по-настоящему неожиданным. Нардуччи приезжал к своему другу Франческо Каламандреи и останавливался на вилле последнего между населёнными пунктами Сан-Касиано и Меркатале, в 11 км. строго на юг от Флоренции... Тут у любого внимательного читателя должно перехватить дыхание, ведь упомянутое место относится к району максимальной активности "Флорентийского Монстра". До района Монтеспертоли, где в июне 1982 г. "Монстр" застрелил Антонеллу Миглиорини и Паоло Майнарди, от виллы Каламандреи всего 9 км., а до поляны в Скопети, где погибли французские туристы - менее 3 км.! Тут же напрашивается и другая параллель: Сан-Касиано - это как раз тот населённый пункт, в котором проживали все подозреваемые в связи с "Монстром" лица - Ванни, Лотти, сельский колдун Ренато Малатеста, странно повесившийся (или повешенный) в 1980 г., и наконец, сам Пьетро Пачиани, главный кандидат на роль "Флорентийского Монстра" до тех пор, пока не появился врач-аристократ Франческо Нардуччи.
     Всё, вроде бы, сходилось! Но на самом деле всё сходилось даже лучше, чем казалось на первый взгляд. Дело заключалось в том, что ещё в 1991 г. в отношении Франческо Каламандреи возникали подозрения, что тот связан с охотой "Монстра" на людей. И эти подозрения выдвинул не какой-то там безвестный аноним или скомпрометированный лживыми доносами осведомитель полиции - нет! - это обвинение выдвинула в своём заявлении в полицию бывшая жена Каламандреи! Тогда от этого заявления отмахнулись после формальной проверки, ведь жёнушка была помещена мужем в сумасшедший дом, как шизофреничка с 20-летним стажем, но если оценить её слова иначе в свете новых открытий? Джуттари "поднял" старое заявление бывшей жены Каламандреи и прочитал его в контексте той информации, которую накопил в 1999-2000 гг. И посчитал, что данный документ должен занять своё почётное место в подготавливаемой атаке на Каламандреи. А то, что такая атака состоится, мало кто в ГИДЕС сомневался.
     Однако, требовалось до конца разобраться с судьбой Франческо Нардуччи - если его убили, то кто и почему это сделал?
     Опрашивая всех и вся в Сан-Фелисиано и других населённых пунктах в окрестностях Тразимено, сотрудники ГИДЕС услышали странные рассказы о том, что на самом деле труп Франческо Нардуччи был обнаружен вовсе не 13 октября 1985 г., как это считалось официально, а... 9 октября, на следующий день после исчезновения. "Настоящий" труп был увезён местными полицейскими при участии отца погибшего и спрятан в неизвестном месте, а 13 октбяря публике был явлен "запасной" труп неизвестного утопленника. Совершенно фантастическая история в духе детективных романов Чейза и Чандлера подпитывалась, однако, не только народной молвой, но и показаниями свидетелей. В числе таковых упоминались аж даже 5 местных рыбаков - число более чем достаточное для любого суда. По приказу Джуттари ГИДЕС приложила все усилия для розыска этих людей и в конечном итоге двух из них удалось найти и допросить. Местные рыбаки по фамилиям Сарзанти и Ла Паура подтвердили всё то, что невнятно передавала молва - настоящий Франческо Нардуччи действительно всплыл неподалёку от северного берега острова Польвезе около полудня 9 октября 1985 г., а вот 13 октября был найден труп совсем другого человека, даже внешне малопохожий на Франческо. И рост этого неизвестного был выше, чем у Франческо, и одет он был иначе. На него лишь надели замшевую куртку Франческо Нардуччи, чтобы добиться хоть какого-то сходства с последним.
     В свете этого неожиданного открытия вставал вопрос об опознании тела вдовой Нардуччи. Если перед ней на пирсе лежал неизвестно кто, то что же побудило её опознать в этом трупе собственного мужа?!
     Джутарри снова вернулся к допросам Франчески Спагноли (надо сказать, что это только в очерке происходящее изложено так компактно и доходчиво - на самом деле процесс сбора приведённой здесь информации растянулся более чем на два года и порой принимал характер движения в противоположные стороны одновременно, т.е. одни получаемые сведения вступали в явное противоречие с другими и зачастую было просто непонятно, как же их проверять). Вдова явно не была настроена сотрудничать с правоохранительными органами и уклонялась от откровенного разговора - Джуттари расценил это как проявление боязни за собственную жизнь. После долгих уговоров и обещания государственной защиты, предоставление которой гарантировал прокурор Перуджи Джулиано Миньини, Франческо наконец признала, что труп, вытащенный на пирс 13 октября 1985 г. очень мало походил на тело её исчезнувшего мужа. Тело покойного совершенно потеряло форму, раздулось, натянутая рубашка едва ли не лопалась на животе, видимые участки кожи были чёрными, лицо изменилось неузнаваемо. Даже открыть глаза трупу, дабы удостовериться в цвете радужной оболочки глаз, оказалось невозможно. Франческа категорически заявила тогда, что это тело не может быть телом её мужа, однако, она тут же подверглась очень интенсивному и эмоциональному давлению окружающих - обоих профессоров медицины, а также собственного отца и отца покойного, Уго Нардуччи. Все они говорили, что тела утопленников сильно разбухают из-за образования газов в полостях тела, причём давление газов может достигать 2 атм. Выталкивающая сила может быть столь большой, что даже 30-килограммовый груз оказывается неспособен удержать тело на дне, поэтому, дескать, нет ничего необычного в тех посмертных изменениях, что наблюдаются у этого тела.
     Однако Франческа была твёрдо уверена в том, что её мужа убили и совершил это не кто иной... как её собственный отец Джанни Спагноли. Он пошёл на преступление по приказу масонской ложи, к которой принадлежали как он сам, так и Уго, и Пьерлука Нардуччи. Сомнений в этом у Франчески не осталось после того, как она услышала своими ушами слова отца, сказанные негромко Уго Нардуччи на пирсе, прямо возле трупа, вынесенного из катера карабинеров. Отец её выразился следующим образом: "Я всё это сделал так, словно он был мой собственный сын". Впоследствии, как рассказала Франческа, произошло выяснение отношений между семьями Нардуччи и Спагноли. Против Франчески выступили единым фронтом собственный отец, а также Уго и Пьерлука Нардуччи, но на её стороне оказался родной дядя. Кроме того, её поддержала Джанкарла Согаро, ещё одна родственница из клана Спагноли, так что противостоящие силы оказались примерно равны. Обе стороны договорились никогда не предавать огласке компромат в отношении друг друга и воздерживаться от любых действий, способных причинить вред другой стороне. Но Франческа на тридцатый день после гибели мужа прокляла семью Нардуччи и собственного отца и при свидетелях зявила, что на всю оставшуюся жизнь отказывается иметь с ними дело.
     Рассказывая о событиях на пирсе вечером 13 октября 1985 г., Франческа припомнила интересную деталь. Когда врач, осматривавший тело, расстегнул замшевую куртку и пуговицы рубашки, на оголённом торсе стали видны странные поперечные полосы-синяки, расположенные параллельно, по три или четыре полосы с каждого бока. Один из полицейских, стоявших тут же, воскликнул, что-то вроде: "Да это же следы привязывания груза, которым тело удерживали на дне!" За что тут же получил толчок в плечо от стоявшего позади человека в штатском, который прошипел : "Заткнись! И дай работать профессионалам!" Этим человеком в штатском, как быстро выяснил Джуттари, являлся комиссар полиции Перуджи Франческо Трио.
     Главный инспектор Джуттари, разумеется, заинтересовался личностью наблюдательного полицейского, осмелившегося высказать свою догадку в присутствии начальника. Оказалось, что таковым был сержант Аурелио Пига, благополучно доживший до 2000 г. Тогда Пига был вызван на допрос ГИДЕС и дал показания, полностью совпавшие с рассказом Франчески Спагноли-Нардуччи. Сержант утверждал, что хорошо разглядел полосы, оставленные на теле верёвкой, нескольк раз обмотанной вокруг живота и грудной клетки - к этой верёвке, наверняка, крепился груз, не позволявший трупу всплыть раньше времени. Когда же убийцы сочли, что времени прошло достаточно и поиски пора заканчивать, водолаз подплыл к трупу, перерезал верёвки, и тело свободно всплыло. Классический мафиозный способ утопления!
     На протяжении 1999 и 2000 гг. работа ГИДЕС не привлекала к себе особого внимания. Считалось, что группа "отрабатывает" всевозможные ответвления основной версии, согласно которой "Флорентийским Монстром" был Пьетро Пачиани, действовавший по найму некоей тайной организации. Микеле Джуттари взорвал настоящую информационную бомбу, когда объявил в начале 2001 г., что возглавляемая им группа идёт по следу разветвлённой сатанинской организации, нанимавшей на протяжении ряда лет убийц, причём роль Пачиани, возможно, подвергнется пересмотру. Т.е. главный инспектор прозрачно намекал, что теперь на роль "Флорентийского Монстра" у него имеется куда лучший кандидат. Хотя журналистам удалось узнать, что ГИДЕС "подняло" старые материалы о смерти Франческо Нардуччи в октябре 1985 г., слишком многие детали оставались скрыты от средств массовой информации и общественности, а поэтому целостного представления о происходившем никто в тот момент не имел.
     Картина в первом приближении стала вырисовываться лишь летом 2001 г., когда Микеле Джуттари подал официальное прошение о проведении эксгумации и судебно-медицинской экспертизы трупа Франческо Нардуччи. Мотивировочная часть этого документа в основных своих деталях стала известна прессе и дело "Флорентийского Монстра" в который уже раз сделалось общенациональной сенсацией №1.
     По мнению Джуттари и стоявшего за его спиной прокурора Перуджи Джулиано Миньини, ситуация вокруг Франческо Нардуччи складывалась следующим образом. Атлетически сложённый молодой врач, отличный спортсмен, прекрасно владеющий пистолетом beretta 22-го калибра, практиковаться в стрельбе из которого он мог буквально с младых ногтей, был привлечён сатанинской сектой, в которой состояла его семья (возможно, на протяжении нескольких поколений), для осуществления убийств и добывания человеческой плоти с целью отправления некоего магического ритуала. Франческо прекрасно справлялся со своей ролью, отлично запутывая следы и сбивая следствие со следу. Для осуществления убийств Нардуччи, постоянно проживавший в районе Перуджи, выезжал в окрестности Флоренции - это не привлекало внимания правоохранительных органов к истинному району проживания убийцы. Поездки прекрасно маскировались встречами Нардуччи с его университетским другом Франческо Каламандреи, который имел собственную виллу всего в 11 км. от Флоренции. Через Каламандреи была установлена связь с "помощниками" "главного убийцы", которые, по-видимому, выслеживали потенциальные жертвы и принимали посильное участие в нападениях. Все эти помощники - Пачиани, Ванни и Лотти - проживали либо в Сан-Касиано, либо ближайших окрестностях этого населённого пункта, в считаных километрах от виллы Каламандреи. Последний, также вовлечённый в тайное общество, должен был обеспечить alibi Нардуччи в случае появления у того каких-то проблем с правоохранительными органами. Для этого молодые люди предпринимали необходимые меры - появлялись в людных местах, приглашали гостей, сами охотно ездили в гости, часто фотографировались. Примечательно, что в период 1981-85 гг. Нардуччи всего один раз побывал во Флоренции, но зато исколесил окрестности города, изучив дороги, местность, ориентиры. Очень важным моментом Джуттари считал и то, что другом Каламандреи являлся известный итальянский криминальный репортёр Марио Специ (не раз упоминавшийся в этом очерке). "Выход" на Специ давал Нардуччи и сатанинской организации в целом двоякую выгоду : журналист являлся как ценным источником информирования о ходе полицейского расследования, так и средством манипулярования общественным мнением. Джуттари не забыл, что Специ всегда оставался ярым сторонником "сардинского следа" и высмеивал полицейских, пытавшихся рассматривать другие версии. Именно Специ в своё время обнародовал признание маршала карабинеров Минолити, из которого следовало, что руководитель Целевой межведомственной группы САМ Руджеро Перуджини подбросил Пьетро Пачиани важнейшую улику - гильзу 22-го калибра класса Н. Помимо этого Специ много и саркастично высмеивал обвинение во время судебных процессов над Пачиани, Ванни и Лотти.
     Как считал Джуттари, преступная деятельность Франческо Нардуччи и необходимость вести двойную жизнь постепенно стали сказываться на его психоэмоциональной устойчивости. В 1985 г. он оказалася в состоянии глубокой депрессии, фрустрации, внутреннего конфликта, из которого не находил приемлемого выхода. Материальное благополучие и общественное признание уже не являлись в его глазах должной компенсацией за содеянное. Возможно, к общему ощущению внутреннего неблагополучия добавился т.н. "кризис среднего возраста", ослабление потенции, которое особенно остро переживают мужчины с комплексом мачизма. Кроме того, определенным образом на общее состояние неудовлетворённости жизнью могла повлиять невозможность иметь детей в браке... Ситуация особенно ухудшилась после нападения на французских туристов, которое едва не закончилось провалом - отличный спринтер Кравеишвили почти скрылся в тёмном лесу от Нардуччи и если бы не помощь соучастников, вполне возможно, "Монстр" допустил бы свою первую ошибку.

     Видимо, за ухудшением психоэмоционального состояния Франческо внимательно наблюдали отец и брат. От них не укрылся тот факт, что Франческо становится эмоционально нестабилен и непредсказуем - это превращало его в потенциально опасного для всей сатанинской организации. Положение ещё более усугубилось, когда станисты узнали о проведении оперативниками САМ обыска на квартире Франческо Нардуччи в Фолиньи 30 сентября 1985 г. Это вызвало подозрения в том, что Нардуччи во время нападения на французских туристов допустил какую-то ошибку и полиция "взяла след". В этой обстановке арест "штатного убийцы" тайной секты становился лишь вопросом времени - по крайней мере именно так могли считать члены подпольной организации.
    
    
( на предыдущую страницу )                                                                                               ( на следующую страницу )

eXTReMe Tracker